Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Золотой миллиард и электронный концлагерь по Швабу


Никто не станет отрицать, что нарастает запрос на альтернативную модель развития, отличную от неолиберализма, чья несостоятельность была только подчеркнута ковидной пандемией, заставшей западный мир, по популярному американскому выражению, «со спущенными штанами». Но… под дымовой завесой ковидной инфодемии происходит выстраивание новой иерархии руководящих и направляющих сил в мире, новой иерархии ценностей и нормативов поведения.
Земное сообщество опрокинули в эпоху постправды. Пичкают эмоционально заряженными, апеллирующими к животным инстинктам и дурным наклонностям, непроверенными фактами. Достаточно вспомнить признание в прямом эфире канала NBC госсекретаря США Колина Пауэлла, что его доклад о наличии оружия массового поражения в Ираке, ставший поводом к агрессии и, как следствие, гибели 200 тысяч жителей этой страны, был основан на ложной информации. Театральное помахивание Пауэллом пробиркой с белым порошком в ООН превратилось в символ манипулирования сознанием.
«Истину насилуют», – комментировал этот феномен с трибуны XIV Евразийского экономического форума в Вероне профессор Антонио Фаллико, банкир, писатель, основатель Ассоциации «Познаем Евразию», обвиняя тех, кто породил навязываемую всем «матрицу лжи».
«Наш императив – противостоять неолиберальной гегемонии», которая усилила социальное неравенство, провозгласил профессор Фаллико. Он сослался на предложенную дорожную карту по переустройству мира, которая просматривается в вышедшей в 2020 году книги «COVID-19: Великая перезагрузка». Манифест «золотого миллиарда» подписан Клаусом Швабом, основателем эксклюзивного альпийского форума в Давосе, где миллиардеры объясняют миллионерам, какую устроить жизнь всем остальным гражданам.

Людоедская логика

Уместно напомнить об опорных конструкциях «дивного нового мира», предлагаемого Клаусом Швабом и теми, кто за ним стоит. Цитата: «Крупнейшие транснациональные компании возьмут на себя больше социальной ответственности, они будут активнее участвовать в общественной жизни и нести ответственность ради общего блага». Потайной смысл: национальные государства ликвидируются, вместо них вся полнота власти передается мировому правительству, правящему от имени крупнейших бизнес-империй.
Для торжества «перезагрузки» нужно добиться не только системного сокращения населения, потому как якобы «чем больше демографический рост, тем выше риск новых пандемий», постулирует Шваб, но и необходимо разрушение всех традиционных ценностей.
Людоедская логика пронизывает такой пассаж в книге: «С введением локдауна усиливается наша привязанность к близким, мы больше ценим тех, кого любим – членов семьи и друзей. Но обратная сторона здесь в том, что это вызывает рост патриотических и национальных чувств вместе с темными религиозными воззрениями и этническими предпочтениями. И это токсичное смешение выявляет в нас худшее…».
Это надо понимать так, что патриотизм, «национальные чувства», религиозные верования – есть зло, которое надлежит искоренить.
И, наконец, Шваб призывает, словно заимствуя идеи из анти-утопии Оруэлла,установить тотальный учет и контроль за людьми, но уже с использованием современных технологий: «Чтобы положить конец пандемии, необходимо создать всемирную сеть цифрового контроля». Иными словами, «давосский папаша» ратует за цифровой концлагерь.
Вероятность переформатирования мира в интересах «золотого миллиарда» высока. Это продемонстрировало начальное оформление «священного союза»англосаксонских государств, а именно – тройственного альянса AUKUS , якобы нацеленного на «обеспечение мира и стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе в долгосрочной перспективе». В действительности альянс задуман как острие военного соперничества с обретающим геополитические амбиции Китаем. И это может быть первым шагом к складыванию англосаксонской империи нового типа для реализации концепта «великой перезагрузки».
Такое мрачное средневековое будущее возможно? В теории, увы, – да. Но пока мировое правительства по схеме Шваба едва ли возникнет, потому что как реакция на глобализацию происходит регионализация. Группы стран обосабливаются, закрываются от внешнего воздействия, создают замкнутые ассоциации.
Пока это преимущественно торгово-экономические союзы, но они обладают потенциалом к преобразованию в военно-политические альянсы, если и как только возникнут угрозы для их независимости, их суверенитета (возникает объяснимая ассоциация со «стратегическим партнерством» России и Китая).

Вестфальскую систему рано хоронить

На всякое действие найдется противодействие. Организаторы Веронского форума убеждены, что не существует «связи между коллективным благом и ответственностью и способностью системы крупных компаний достичь этого», как предлагает Клаус Шваб, чья идея «великой перезагрузки» призвана закон сервировать привилегированное положение «золотого миллиарда» и мировой элиты.
Профессор Валентин Катасонов, председатель Русского экономического общества имени С.Ф. Шарапова, не присутствовал на дискуссиях в Вероне, где часто поминался Клаус Шваб. Однако его приговор тому, что скрывается под эвфемизмом «великая перезагрузка», мог бы послужить эпиграфом: «Человечество приглашается в посткапитализм, где править будет элита (1% населения планеты – вместе с прислугой), а все остальные (99%) будут рабами, помещёнными в цифровой концлагерь».
На Веронском форуме Пьеро Мартелло, бывший председатель Миланского суда по трудовым спорам, руководитель журнала «Лаваро Диритти Эуропа», заочно полемизирует со Швабом, отвергает тезис, что большой бизнес будет руководствоваться «общественной целесообразностью» (читай – ставить интересы общества выше собственных, подчиненных погоне за прибылью). Корпорации не смогут создать «гуманную экономику», убежден Мартелло, только государство в состоянии это сделать.
С этим посылом перекликаются слова Лучано Ларивера, члена ордена иезуитов и экономиста по профессии, что когда неолибералы, «вдохновляясь идеями Макиавелли, делают ставку на конкуренцию, а не на солидарность», они глубоко ошибаются.
В унисон выступил архидиакон Александр Ткаченко, председатель Комитета по филантропии, гражданскому воспитанию и социальной ответственности Общественной палаты России. У Церкви, заявил архидиакон, есть «опыт социального служения», она строила госпитали, приюты, хосписы, потом передала эти функции государству. В настоящее время государство – это «единственный институт, который может гарантировать социальную справедливость».
Игорь Рогов, председатель Комиссии по правам человека при Президенте Республики Казахстан, подчеркнул, чтов условиях обрушившихся на человечество многоплановых кризисов, экономического, экологического и других, «государство востребовано».
Стоить напомнить о ключевом принципе Вестфальской̆ системы международных отношений, возникшей в 1648 году в результате осмысления итогов Тридцатилетней войны. Краеугольный камень Вестфальской системы – национальный суверенитет, что подразумевает обладание государством всей полнотой власти на своей территории и правом самостоятельно определять внутреннюю и внешнюю политику. Как записано в документе середины XVIIвека: «Чья земля – того и вера».
И все же сегодня в условиях возросшей взаимозависимости наций необходимо нечто большее. Нужно продвигать и пестовать согласие в мировом сообществе на переход к альтернативной модели развития – антропоцентричной, где в сердцевине будет находиться человек, его исконные интересы и неотъемлемые права. Один процент жителей планеты, живущих по законам умножения излишеств и безудержного потребления, производит больше выбросов парниковых газов, чем половина человечества. Значит, вопиющее социальное неравенство органично связано с антропогенным изменением климата.
Франк Шауфф, старший советник Berlin Global Advisor, напомнил о признаках отторжения неолиберализма, о порожденных кризисом старого «дивного мира» системных кризисах, в частности, о разрушении идеи социально-ориентированного государства, заботящегося о наиболее уязвимых слоях населения. В качестве наглядного примера он привел демонстративное и дерзкое отторжение Польшей и Венгрией навязываемой им в рамках ЕС новой антикультуры, заставляющей пятилетних детей определяться со своей гендерной идентификацией. Поражение долго правивших в Германии христианских демократов и возвращение к власти социал-демократов. Дрейфование демократической партии США к левому и подчас левацкому идеологическому лагерю. Повсеместная утрата доверия к ставшей импотентной Всемирной торговой организации (ВТО).
Франк Шауфф убежден, что коль скоро неолиберализм просуществовал дольше, чем многие ожидали (“survivedlongerthanmanyexpected”), то исключительно важно, чтобы в формировании нового миропорядка «государства играли бы решительную и решающую роль».

Мы станем «колонией слепых муравьев»?

Налицо все признаки того, что подготовка к «перезагрузке» или уже сама «перезагрузка» по Клаусу Швабу идет полным ходом. К этому сводился пафос и ключевое послание в речи Валерия Фадеева, советника Президента Российской Федерации, председателя Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.
Поощряется «дробление» общества, его «атомизация», индивидуализм и разобщенность. Под предлогом «Безусловного базового дохода» готовится почва для отчуждения людей от труда, – дал свою оценку Валерий Фадеев. Растет неравенство как внутри обществ, так и между государствами. Пропагандируется «трансгуманизм» с пророчеством о некоем будущем симбиозе человека и компьютера. Представители низкой вульгарной культуры, преимущественно – образцовые посредственности – шельмуют и преследуют любой истинный талант.
Вошла в норму «травля людей за их убеждения», – подчеркнул правозащитник. Цифровизация породила небывалые возможности для «слежки, цензуры и манипулирования сознанием». Разрушаются основы классической школы, чему способствует и дистанционное обучение в эти удачно подоспевшие ковидные времена. Саму школу всех трех уровней сегрегируют по принципу классового расслоения, когда в итоге, в уже недалеком будущем, только избранные получат качественное образование, а остальные останутся в лучшем случае полуграмотными.
«Знаменитый ученый-физик Илья Пригожин много лет назад сказал, как бы нам не превратиться «в колонию слепых муравьев», когда понял, что из себя представляет интернет», – предостерег Валерий Фадеев.
Он напомнил, что с эпохи Возрождения гуманизм был сердцевиной европейской цивилизации. Сегодня человекоцентричность предана, и нам предлагают быть «вписанными в кремниевую пластинку».
«Пессимисты полагают, что как бы это все не кончилось какой-нибудь экологической диктатурой со знаменем, на котором будет недоброе лицо Греты Тунберг. Мне очень не хочется, чтобы экологические проблемы решились с помощью диктатуры. Гуманизм, который позволяет искать решения, содержательно говорить друг с другом, – вот в какую сторону надо двигаться. И надо верить в великую силу европейской цивилизации», – заключил советник Владимира Путина.

Третья экзистенциальная угроза

За последние сорок лет человечество перепробовало различные форматы «перезагрузок». Двигалось на ощупь в поисках оптимальной модели общественно-политического устройства и глобального миропорядка. В сухом остатке, увы, – оскомина от неудавшихся экспериментов (горбачевская перестройка), эпических провалов (киевский майдан), буксующих мегапроектов (европейская интеграция), попыток реваншистского переиздания холодной войны.
Накопилась усталость и раздражение от собственной импотенции, от неспособности справиться со всеохватными вызовами все более сложно-композитного мира. С идейным банкротством экономики массового потребительства. Крахом эффективности глобализированного и якобы «свободного» рынка. Обостряющимся противоборством между претензией на однополярное господство псевдопобедителя в холодной войне и реальной многополярностью.
Человечество стоит перед двойной,глобальной по характеру и последствиям, угрозой. Под большим вопросом – само выживание нашего биологического вида из-за неспособности устранить первопричины климатических катаклизмов. Вторая угроза исходит от попыток разрешить системный кризис рыночной экономики и межгосударственных противоречий через развязывание либо региональной, либо даже трансрегиональной войны.
В этом контексте сценарий «перезагрузки» по Швабу с обретением бизнесимпериями, входящими, к примеру, в клан фармацевтических гигантов, типа «Пфайцер» (BigPharma), полномочий по определению стратегий развития стран и континентов, оформление «мирового правительства», в первую очередь из банкиров и финансистов, – может быть приравнен к третьей экзистенциальной угрозе.
Некоторым утешением может служить то обстоятельство, что ещедостаточно здравомыслящих с незамутненным взглядом и порядочных – в стародавнем значении этого слова – людей, в том числе и среди предпринимательского сословия, которые осознают эти угрозы.
Не случайно профессор Джованни Бадзоли, почётный президент и основатель крупнейшего итальянского банка «Интеза Санпаоло», предложил участникам Веронского форума задуматься над тем, что сегодня «мы переживаем один из самых опасных моментов в истории человечества». И набатным гулом прозвучали слова профессора Антонио Фаллико:«Люди составляют всего 0,6% всех биологических видов в природе. И если мы исчезнем, то никто толком и не заметит!»
Своевременное предостережение.
Владимир Михеев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

715

Похожие новости
26 мая 2022, 18:43
12 мая 2022, 11:14
12 мая 2022, 11:42
 
02 июня 2022, 19:42
30 мая 2022, 20:15
21 мая 2022, 17:43

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии