Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Зимняя дорога, Черная дюжина, Вилы…

В декабре 2016 года в Центральном Доме художника на Крымском Валу состоялось одно из самых интересных литературных событий года: 18 Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction.

К ежегодной ярмарке Non/fiction издатели традиционно приготовили «тяжёлую артиллерию»: новинки интеллектуальной литературы. РП решил рассказать о новинках, которые можно прочитать в новогодние праздники.

Леонид Юзефович «Зимняя дорога»

В то время как новейшая историческая проза мутирует в фантастику или эмигрирует на поле нон-фикшн, роман Леонида Юзефовича пролагает иной путь к памяти. Автор доказывает, что анализ – такая же писательская сила, как воображение, но, вплотную придерживаясь фактов – дневниковых записей, писем, свидетельств, – занят не занимательным их изложением, а выявлением закономерностей жизни. Карта боевого похода «белого» генерала и «красного» командира в Якутию в начале двадцатых годов прошлого века обращается для читателя в рисунок судьбы, исторические документы вплетаются в бесконечные письмена жизни, приобщающие читателя к архиву бесценного человеческого опыта.

«Роман о том, как было, превращается в роман о том, как бывает. Из хроники вырастает миф – о чем автор скупо обмолвится, на миг прервав скрупулезную реконструкцию чужих приключений. Да, в романе содержатся ростки для сказки о поиске «ключа бессмертия» в «заколдованном лесу» под «ледяной горой», для мифа о крае света и вечно стартующей одиссее, но точно также в нем прорастают сотни романов, трагических опер, горьких и ироикомических повестей.

Это документальное полотно собрано из сюжетов, каждый из которых достоин самостоятельного повествования, но в то же время парадоксально не нуждается в нем – потому что в литературном отношении слишком легко распознаются его завязка, жанр и мораль. Сюжет жизни неповторим – но, будучи выпростан в художественное измерение, он оказывается всего лишь эхом тысячи раз от века произнесенного. Тогда как концентрация непридуманных и не разработанных сюжетов в романе создает ощущение богатства и неподдельности самой жизни», - рассказывает критик Валерия Пустовая.

Генерал А.Н. Пепеляев и анархист И.Я. Строд в разгар междоусобной войны отправляются в вечное странствие – и, каковы бы ни были их политические убеждения, цель их похода оказывается куда существенней и сложнее исторически обусловленной идеологии.

Гибель героя – вершина мифа, итог странствий всей жизни. Заключительные главы романа застают белого генерала А.Н. Пепеляева и красного командира И.Я. Строда в обстоятельствах постжизни, за пределами времени эпических подвигов – времени, когда им понадобится все мужество, выкованное в дорогах и битвах, чтобы достойно принять несправедливое воздаяние родины.

Игорь Молотов «Черная дюжина. Общество смелых»

Игорь Молотов решил напомнить об обществе «Память». Эта организация или национально-патриотический фронт гремел в конце 80-х – начале 90-х. Молотов написал первую книгу о «Памяти», о её лидере, «воеводе» Дмитрии Васильеве под названием «Чёрная дюжина. Общество смелых».

Сейчас об организации подзабыли, реальность подменена многочисленными мифами о ней, которые создают ярлыки. Организация погромщиков, экстремистов... Ей припоминают скандал в ЦДЛ, в редакции газеты «Московский комсомолец». «Википедия» характеризует её в качестве «русской ультраправой антисемитской монархической организации». «Приличное общество» вспоминает о «Памяти» исключительно в негативном ключе, оперируя многочисленными страшилками.

«Игорь Молотов не адвокат организации, он просто пытается докопаться до истины. Делать это крайне сложно, ведь архивы организации практически утеряны. Пишет, что и знаменитый «погром» в ЦДЛ, где, собственно, никакого погрома не было, был проведён не организацией, а отколовшееся группой. История в редакции «Московского комсомольца», по поводу которой было много истерических криков, – визит читателей…

По мнению автора, «Память» – это «начало русской национальной мысли». В конце 80-х годов советской состав мчался под откос и в этот момент было поднято знамя Монархии и Православия. Это были стабилизирующие для общества вещи, попытка поиска тех самых скреп, вокруг которых мы судачим или юморим до сих пор», - читает критик Андрей Рудалев.

В финале книги Молотова возникает вопрос: был ли у «Памяти» шанс захватить власть. Приводятся варианты возможностей, но ведь не для этого существовала организация. Она была необходима для преодоления хаоса и прихода власти, её она призывала и приход её чаяла. Сам Васильев видел свою организацию своеобразным монашеским орденом, который призван бороться со всяческой скверной в стране и, в первую очередь, скверной распада.

Сейчас наследие «Памяти» проявилось в Донбассе. Там на пути распада встали мужчины, которые сохранились, в том числе, благодаря ковчегу васильевской «Памяти». Читать – нужно!

Алексей Иванов «Вилы»

В издательстве АСТ вышла документальная книга Алексея Иванова «Вилы». Это переиздание истории о пугачевщине «Увидеть русский бунт», которое можно проанонсировать как новую книгу. Потому что книга «Увидеть русский бунт» вышела в 2012 году в дорогом альбомном формате ограниченным тиражом и не попал к широкому читателю.

С тех пор А.Иванов перешел в другое издательство (АСТ) и решил выпустить историю пугачевского бунта в новом, более демократичном формате, таком же, как книга «Ёбург». У книги появилась новая обложка, название, черно-белые фотографии, Иванов подготовил свежую редакцию текста. Хочется надеяться, что книга «Вилы» станет такой же массовой, как нон-фикшн «Ёбург».

Это кажется важным потому, что книга разрушает многие распространенные заблуждения о пугачевщине, о которой сегодня в общих чертах известно каждому школьнику. Из книги вы узнаете, что привычные всем «крестьяне с вилами» на самом деле были организованным многотысячным войском с конницей, артиллерией, собственной военной промышленностью и пиарподдержкой. Вы удивитесь, что пугачёвцы – не солидные пожилые мужики с бородами, какими мы помним их с детства, а люди молодые: Пугачеву во время бунта исполнилось 32, а Салавату Юлаеву – 18.

Вам будет любопытно узнать, что пугачевцы вовсе не фанатичные и аскетичные революционеры, горящие «одной, но пламенной страстью» (освобождением крестьянства). В реальной истории все они были живыми людьми. Пугачевские командиры, например, возили за собой обоз с «царицками» (гарем) и при всех разгромах спасали его в первую очередь. Сам Пугачев за год умудрился жениться аж пять раз и в военных походах спал «между двух девок».

Об этом и многом другом в книге-памятнике Емельке Пугачеву – «Вилы»

Александр Севастьянов «Русское движение за 30 лет»

В издательстве с причудливым названием «Самотёка» вышел пятисотстраничный труд видного ученого-теоретика Александра Никитича Севастьянова с емким названием «Русское движение за тридцать лет» (1985-2015). Книгу можно по праву назвать энциклопедией национального патриотизма. Жесткую, хлесткую, не комплиментарную к своим героям, а поэтому объективную. 30 лет, это как раз тот возраст, когда не только можно, но и нужно подводить итоге. И подводит их не абы кто, а мастистый ученый, теоретик национальной мысли. Мой старый друг.

Подводя итоги трем десяткам лет русского движения, Севастьянов скрупулезно дает характеристики не только крупным и всем известным организациям, но и маленьким бойким, следы которых смахнуло время. Это очень важно для того, чтобы составить полноценную картину того, что происходило в это время. Как потом родился вновь Крым и почему на казалось бы пике патриотизма в стране националисты исчезли вообще из политического сегмента.

Но это уникальная работа! Книг настолько досконально, структуризировано описывающих нашу новейшую историю, ее национального авангарда до селе просто напросто не написано. Александр Никитич написал, взял груз, не побоялся, что от него отвернется часть деятелей, по которым он прошелся своим пером. «Старый журналюга», как он сам себя называет, имеет право.

Эта книга будет интересная всем, кто интересуется современными политическими процессами и нашей новейшей истории, как профессиональным историкам, так и просто любителям. Книга важна. Она ставит точку вместо вопросов.

Севастьянов дает ретроспективу от возникновения в недрах ВООПИК легендарного общества «Память» до фразы Владимиру Путина «Главный русский националист – это я». Не знали? Теперь знаете. Это книга-памятник. Книга-ружье, которая выстрелила Крымом. Книга-сенсация и книга-черная метка для вождей национал-патриотической сцены.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

247

Похожие новости
20 июня 2017, 13:14
16 июня 2017, 13:56
19 июня 2017, 10:14
15 июня 2017, 12:42
21 июня 2017, 16:14
28 июня 2017, 10:14

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии