Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Жители Путилково: «Никита Белянкин — не первая жертва нашего гетто»

В коррупции и халатности обвинили жители власть на стихийной акции в Путилково. Смерть молодого спецназовца в массовой драке в подмосковном городке, от прямого и расчётливого удара в сердце всколыхнула общественность. Для державших же ответ чиновников системный бардак на территории стал как будто бы большим открытием…

В понедельник в подмосковном Путилково на стихийную акцию памяти Никиты Белянкина, спецназовца ГРУ, погибшего в массовой драке, вышло свыше 300 человек. Ошарашенные зверским убийством молодого парня, люди несли к месту бойни алые розы, свечи. У возникшего народного мемориала выстроилась очередь из желающих высказаться.

«Очередного несчастья в этом гетто было не избежать», — говорят жители. Больше трех лет новоселы нового микрорайона Подмосковья трубили о назревающем социальном бедствии и пытались достучаться до власти, но чиновники — и муниципальные, и областные — людей игнорировали.

«Новые Известия» пообщались с соседом убитого — Станиславом Смагиным.

Собеседник уверен, что большая трагедия в Путилково — была лишь вопросом времени. На протяжении трех лет (!) жители стучались в двери чиновников и депутатов всех рангов и мастей. Они рассказывали о непрекращающемся криминале, дефиците экстренных служб и отсутствии социальной инфраструктуры в районе. Устраивали флэшмобы для привлечения общественного внимания к своим проблемам. Писали в Генпрокуратуру, ФСБ и Следственный комитет. Инициировали четыре коллективных судебных разбирательства с застройщиком и градоначальниками. Трижды открыто обращались и звонили на прямые линии к Президенту Владимиру Путину.

Но сидящие за глухими дверьми кабинетов решатели судеб «челобитные» от людей не читали, зато не забывали шуршать другими важными бумажками.

— Вся наша мольба упиралась в стену безразличия. Именно поэтому, к сожалению, большая беда рано или поздно должна была произойти. Построенное без инфраструктуры: без поликлиник, без пунктов полиции и пожарной охраны, без спортивных центров гетто — это лицензия на бросание живых людей на произвол судьбы, — говорит Станислав Смагин. Гетто он называет застраивающийся микрорайон Путилково в общем, и в частности — свой ЖК «Мортонград» застройщика ГК «ПИК».

— Когда власти, наконец поймут, что на территории с населением 50.000 человек (а на момент полной застройки — их будет свыше 100.000 человек) нужны собственные экстренные службы? — продолжает собеседник.

Вопрос — риторический, все всё, конечно же, понимают и степень своей ответственности перед людьми в полной мере осознают. Дело тут не в тупости градоустроителей, а в банальной коррупции: жажда лёгких денег и откатов от «дружественного» застройщика затмили разум, рассуждает мужчина.

— Власти упорно продолжают уплотнять застройку. Вразрез утвержденному проекту! Подмахивают, выдают разрешения на строительство новых многоэтажек и ТЦ там, где по плану должны были строиться социальные объекты, — рассказывает Смагин.

— Мы живём на территории, которая по статусу остается деревней, но по объему населения уже давно перешла городскую черту. Изначально в нашем жилом комплексе «Мортонград», в соответствии с планом планировки территории (ППТ) должно было располагаться, как минимум, одно собственное отделение полиции, своя собственная станция скорой помощи и собственное пожарное депо. Ничего этого нет! А зачем? — кто такие эти 50 тысяч человек, когда своя рубаха (свой карман) ближе к телу?

На все жалобы жильцов, по словам Смагина, приходят отписки, а контролирующие и правоохранительные органы закрывают глаза на явные и очевидные нарушения.

Тем временем, нежелание заняться инфраструктурой в новом микрорайоне Подмосковья порождает всё более чудовищные последствия.

Станислав Смагин озвучивает ужасающую хронику Путилково:

* Февраль 2019 года: молодая девушка час лежит в снегу со сломанной ногой в ожидании приезда скорой помощи.

* Зима 2018 года: чиновники запрещают работу всех частных перевозчиков (маршруток), совершавших рейсы до ближайшего метро Планерная. В результате самые холодные три месяца зимы семьи проделывают часовой путь пешком вдоль оживленного шоссе. Молодую мать с грудным ребенком в коляске сбивает автомобиль — женщина и младенец мертвы.

* Декабрь 2018 года: 60-летнему мужчине на пороге продуктового магазина становится плохо. Скорая помощь приезжает через час с момента вызова. К прибытию бригады мужчина мертв: остановка сердца.

* Осень 2018 года: роды у женщины принимает соседка, потому что скорая не успевает приехать до появления малыша на свет;

* Лето 2018 года: на парковке жители самостоятельно обнаруживают труп мужчины (как потом выяснилось — работника местной школы). Опознать тело довольно проблематично: его лицо то ли изуродовано впоследствии избиения, то ли обглодано животными.

* Весна 2018 года: женщине, гулявшей с ребёнком на детской площадке, становится плохо. Скорая помощь приезжает через час с момента вызова. К прибытию бригады женщина мертва, полуторагодовалый ребёнок остался сиротой.

* Май 2018 года: трёхкомнатная квартира в многоквартирном доме выгорает дотла до приезда пожарных. Семья с двумя детьми остается без крова.

* Осень 2016 — в пожаре в многоквартирном доме погибают трое взрослых. Ребёнка спасают, выбрасывая из окна 7 этажа, завернутым в полотенца. Оставшиеся в квартире и на лестничной площадке мужчины умирают, не дождавшись тушения пожара и спасателей.

По каким-то «мелким» происшествиям в экстренные службы можно даже не звонить, продолжает Смагин. Буянят соседи, ночью ведется стройка, машины угоняют каждую ночь? «Нам открыто говорят, когда будут человеческие жертвы — вот тогда и звоните, а так просто не надо».

Путилково, народный сход 3 июня 2019 г.

На вопросы об убийцах 24-летнего Никиты Белянкина, сосед погибшего заводит разговор о ФМС, располагающейся на территории бизнес-центра «Greenwood» — это самое большое в Московской области подразделение Федеральной миграционной службы. Неиссякаемые потоки мигрантов ежедневно с раннего утра до конца рабочего дня стоят здесь в таких же неиссякаемых очередях в ожидании документов. Для сотен иностранных просителей это подразделение ФМС — первая точка соприкосновения с Россией, и многим не удается за один день достоять до окошечка и пройти обязательный контроль. Тогда гости Подмосковья разбредаются по близлежащим закусочным, подъездам жилых домов, торговым центрам и коротают там ночи, чтобы с утра следующего дня снова занять место в очередях. Нонсенс в том, что самое крупное подразделение ФМС Подмосковья функционирует вообще без какого-либо штатного полицейского сопровождения. В случае непредвиденных обстоятельств полиция, стало быть, будет ехать сюда час, говорит собеседник.

Так и в вечер трагедии «скорая» из Красногорска добиралась до Путилково 40 минут, а полиция — и того дольше. Дороги, надо отметить, были свободные, «пробок» не наблюдалось. Кроме того, всего в 500 метрах от места убийства находится станция скорой медицинской помощи города Химки, с круглосуточно дежурящими врачами, с укомплектованными бригадами СМП. Никиту можно было спасти.

Несколько лет жители просят административно усовершенствовать медицинскую инфраструктуру территории. Было подано не одно требование расширить мощности станции скорой медпомощи Химок для взятия под свое крыло населения Путилково. Сейчас СМП, которая обслуживает Путилково, находится в 15 километрах, что автоматически означает нерациональную трату бензина, автомобильных ресурсов и бесценного времени врачей. Кроме того, отдаленная «деревня» — обслуживается по остаточному принципу, первым делом машины направляются в сам Красногорск. По словам людей, чиновники признавали рациональность этих просьб, обещали вступить в переговоры с властями соседнего городского округа, но дальше обещаний не пошло.

— «Скорая» в 500 метрах от убийства, но она не может к нам выехать, потому что относится к Химкам, а вызывают ее из Красногорска. Поэтому свою «скорую» мы ждем не 1 минуту, а 60 минут. Как это комментировать? Кроме как наплевательством властей Московской области и властей администрации городского округа Красногорск на своих жителей это не назвать, — возмущаются жители.

Жители Путилково с грустью говорят о будущем. Они считают, что даже тяжелая трагедия с зарезанным молодым военным не заставит областных правителей извлечь урок. Такой вывод они сделали после вчерашнего народного схода.

Экстренные службы могут приезжать в Путилково и вовремя. Но только на митинги, а не когда умирают люди

Цинизм властей достиг своего апогея в вечер памяти. К бару, где убили Никиту Белянкина, «взвод» полицейских прибыл раньше, чем тут стали появляться первые скорбящие граждане с цветами.

— Десяток полицейских машин и буханок Следственного комитета. Автобусы с бойцами спецподразделений. А главное — два приготовленных для кого-то автозака. Для нас, для разгневанных людей, для кого же еще? Когда люди умирают — зачем ехать? А когда митинги собираются, оперативно работать они могут. Власть боится мирных, законопослушных, скорбящих людей? Может быть, просто каждый будет делать своё дело и нести за это ответственность, тогда не надо будет ни за что краснеть? — подытоживают жители Путилково.

Между тем, со дня убийства проходит уже 4 дня. Ни глава городского округа «Красногорск» Эльвира Хаймурзина, ни губернатор Московской области Андрей Воробьев с публичными извинениями к народу не вышли и даже не принесли соболезнования родственникам погибшего. Впрочем, ровно тем же они занимались и три года до этого: делали вид, что ничего страшного не произошло…


Автор Юлия Сунцова / Новые Известия

Фото: Стихийный мемориал в Путилково в честь Никиты Белянкина

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
674

Похожие новости
10 июня 2019, 15:00
17 июня 2019, 11:00
14 июня 2019, 13:00

 
07 июня 2019, 16:56
13 июня 2019, 11:00
18 июня 2019, 15:00

Выбор дня
20 июня 2019, 09:28
19 июня 2019, 13:00
20 июня 2019, 09:28
19 июня 2019, 19:42
19 июня 2019, 13:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии