Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Запасной рынок: как экономическое укрепление Китая в Африке поможет ему снизить ущерб от торговых запретов США

По итогам первой половины 2019 года китайская экономика выросла на 6,3% — до 45 трлн юаней. Об этом говорится в докладе Государственного статистического управления КНР. Вместе с тем если ещё в I квартале рост ВВП составил 6,4%, то уже во II показатель снизился до 6,2%. Значение оказалось минимальным с 1992 года.
Одной из главных причин замедления экономики страны в последние месяцы эксперты называют усиление торговой войны Пекина и Вашингтона. Так, после череды успешных переговоров в начале 2019 года, в мае Штаты повысили пошлины на китайские товары на сумму $200 млрд и пригрозили дополнительно обложить тарифами продукцию на $300 млрд. Пекин, в свою очередь, ввёл ответные пошлины объёмом $60 млрд с 1 июня, а технологические компании США стали прекращать сотрудничество с китайским гигантом Huawei.
Хотя на июньском саммите G20 стороны договорились возобновить переговоры, эксперты по-прежнему опасаются усиления тарифного конфликта. В то же время специалисты говорят о наличии у Китая торговой подушки безопасности на случай очередного обострения отношений со Штатами. Так, за последние годы азиатская республика значительно увеличила своё экономическое влияние на африканском континенте и таким образом сумела заполучить новые рынки сбыта для своей продукции.
Как ранее заявлял заместитель министра коммерции КНР Цянь Кэмин, уже на протяжении десяти лет Китай неизменно остаётся крупнейшим торговым партнёром государств Африки. При этом в 2018 году товарооборот азиатской республики со странами региона вырос на 20% и составил $204 млрд. Более того, согласно данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), с 2007 по 2017 год объём прямых инвестиций из Китая в Африку увеличился почти в десять раз — до $43,3 млрд.
«Африканский континент для Китая — это одновременно и источник прямого доступа к ресурсам (алюминиевым бокситам, рудам чёрных металлов, лесам, залежам графита для производства промышленных алмазов), и крупный рынок сбыта товаров ширпотреба (одежды, тканей, электроники, бытовой техники и многого другого), что очень выигрышно смотрится в контексте соотношения цены и качества в глазах массового покупателя и торговых сетей», — рассказал в беседе с RT шеф-аналитик ГК TeleTrade Пётр Пушкарёв.
По оценке аналитика, к 2020 году объём торговли между Китаем и африканскими государствами может увеличиться ещё на треть. Во многом позитивная динамика будет связана с запланированной ликвидацией торговых барьеров между странами региона.
Так, в июле 54 из 55 стран Афросоюза договорились о запуске Африканской континентальной зоны свободной торговли (AfCFTA). Как ожидается, соглашение станет крупнейшим за всю историю существования ВТО (с 1994 года) и позволит снизить таможенные тарифы на 90% для всех товаров стран — участниц договора.
По данным ЮНКТАД, с 2015 по 2017 год в общем объёме товарооборота стран Африки порядка 15,2% пришлось на торговлю государств региона друг с другом. При этом создание зоны свободной торговли позволит увеличить показатель до 52,3% к 2020 году. Об этом говорится в докладе Экономической комиссии ООН по Африке.
Примечательно, что на момент подписания AfCFTA Китай уже успел заключить двусторонние торговые соглашения с 40 государствами региона. Помимо этого, за счёт своего влияния в регионе Пекин стал посредником в переговорах между странами континента в процессе создания соглашения. Об этом ранее упоминал глава азиатской консалтинговой компании Dezan Shira & Associates Крис Девоншир-Эллис.
По словам представителя китайского Министерства иностранных дел Гэна Шуана, новое соглашение станет основой для развития партнёрских отношений между Китаем и Африкой. По его словам, КНР также готова совместить AfCFTA с китайским проектом «Один пояс — один путь», передаёт «Синьхуа». Как отмечают эксперты, устранение таможенных барьеров между странами континента значительно облегчит поставки китайской продукции в регион.
«AfCFTA сама по себе будет способствовать увеличению экспорта китайских товаров в Африку благодаря унификации процедур и более тесной связи локальных рынков», — рассказал в беседе с RT руководитель направления «Китай» Московской школы управления «Сколково» Олег Ремыга.
  • Reuters
  • © Jason Lee

Вопрос времени

Согласно статистике Главного таможенного управления КНР, в 2018 году товарооборот азиатской республики с США почти в три раза превысил объём торговли с Африкой и составил $633,5 млрд. Как отмечает Пётр Пушкарёв, в настоящий момент, с точки зрения Китая, американский и африканский рынки находятся в разных весовых категориях и существенно отличаются по ассортименту и стоимости продукции.
В то же время, как отмечает эксперт, с течением времени доходы от китайских поставок в Африку и от собственных предприятий на континенте всё же смогут частично заместить упущенную прибыль от тарифных ограничений Штатов. При этом одним из главных конкурентных преимуществ Пекина в регионе является возможность активно продавать товары высокого качества по более привлекательным для покупателей ценам.
«Те же китайские смартфоны — причём не только Xiaomi или Huawei, на которые активно давят Штаты, но и другая, вполне высокого качества продукция из более дешёвого ценового сегмента — и без того уже вовсю завоёвывают африканский рынок. У населения со сравнительно низкими средними доходами невысокий спрос на дорогие iPhone. А широкое распространение средств связи поможет заметно поднять в африканском регионе и выручку китайских интернет-площадок», — пояснил Пушкарёв.
Любопытно, что в ближайшие годы Китай намерен дополнительно усилить своё влияние в регионе за счёт финансовой поддержки стран континента. Так, в сентябре 2018 года председатель КНР Си Цзиньпин пообещал выделить Африке порядка $60 млрд в виде инвестиций, кредитов и отчасти безвозмездной помощи. По оценке аналитиков, действия Пекина не только позволяют извлечь экономическую выгоду, но и дополнительно усиливают геополитическое положение страны в мире.
«С политической точки зрения вложения Китая также могут окупиться. В данный момент существует как минимум одна китайская военная база в Джибути, а с другими странами в 2018 году КНР проводила совместные учения. Таким образом, помимо активной добычи ресурсов, китайцы могут рассчитывать на поддержку своих действий на международной арене со стороны африканских стран», — отметил в беседе с RT эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.
Помимо этого, экономическая экспансия Китая в Африку также призвана усилить позиции юаня на международном валютном рынке. Об этом в интервью RT рассказал глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик.
«На мой взгляд, создание AfCFTA будет содействовать дальнейшей интернационализации китайского юаня. Это стало возможным благодаря заключению своп-контрактов со многими африканскими странами», — пояснил эксперт.
Согласно условиям своп-контрактов, страны покупают друг у друга валюту и через определённое время продают обратно по фиксированному курсу. Такая операция позволяет участникам избежать финансовых потерь в случае курсовых колебаний.

Китайский капкан

Как отмечают аналитики, первоначально интерес Китая к африканскому континенту был связан с богатыми нефтяными и газовыми месторождениями региона и относительной дешевизной природных ресурсов. Согласно данным Экономической комиссии ООН по Африке, из общего объёма экспорта государств континента в КНР порядка 90% приходится на поставки сырья.
«Китайский бизнес в стране традиционно интересуют природные ресурсы — Пекину требуется доступ к дешёвым источникам сырья для поддержания внутреннего экономического роста. В обмен африканские страны получают доступ к китайским дешёвым кредитам, инвестициям и технологиям», — отметил Олег Ремыга.
С 2000 по 2017 год Китай предоставил африканским странам кредитов на сумму $143 млрд. Об этом говорится в докладе китайско-африканской исследовательской группы американской Школы передовых международных исследований. Деньги Пекина идут на строительство железных и автомобильных дорог, трубопроводов, больниц, школ и других инфраструктурных объектов.
Между тем, как отмечает Олег Ремыга, зачастую при финансировании локальных проектов восточный кредитор и африканские заёмщики недооценивают финансовые риски. В результате страны континента наращивают долги, но не имеют возможностей для возврата денег. Таким образом, по словам экспертов, государства оказываются в политической и экономической зависимости от Пекина.
«Китай активно кредитует другие страны, и в случае невыплаты долга государствам приходится отдавать азиатской республике целые отрасли. Часто вспоминают Замбию, которая должна КНР порядка $12 млрд (при размере ВВП в $25 млрд) и была вынуждена передать контроль над ключевыми объектами — вроде железной дороги в Танзанию, крупнейшей электростанции и телеканала — во владение китайских компаний», — добавил Геннадий Николаев.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
490

Похожие новости
08 августа 2019, 14:56
06 августа 2019, 13:42
02 августа 2019, 18:56

 
14 августа 2019, 13:42
05 августа 2019, 22:28
16 августа 2019, 18:56

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии