Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

"Я родом из СССР"


Книга представляет собой собрание свидетельств юных жителей Донецка (студентов-первокурсников, вчерашних школьников) о том, как они увидели и поняли войну в Донбассе. Выход книги явился поводом для беседы с ее автором идеи, составителем и редактором – Виктором Федоровичем Вовенко.
Виктор Федорович, расскажите о книге «Юность моя в огне». Как родилась идея этой книги? Чему она послужит?
Сначала был мой фильм «Киев против Киевского проспекта». После летних обстрелов города в 2014-ом я не расставался с фотоаппаратом, снимал все обстрелы. Однажды, когда транспорт не ходил, я шёл по Киевскому проспекту и смотрел на поврежденные дома, оборванную троллейбусную линию, горы битого стекла, зияющие страшной пустотой окна зданий. Так само собой пришло название будущего фильма – «Киев против Киевского проспекта». На следующий день, придя в университет, я поделился своими соображениями с ребятами-первокурсниками, попросил их написать свои впечатления о необъявленной войне. Откликнулись не все, но первыми, кто поддержал идею, были Никита Макаренков и Павел Ханарин. Они тоже снимали войну, Киевский проспект, разрушения и трупы земляков. Ребята тогда делали первые шаги в журналистике.
Мы договорились, что в ближайшие дни я свяжусь с комендатурой, и они пойдут поснимают в сопровождении двух ополченцев от «Ветки» до моста – по одной стороне Киевского проспекта, а вторая группа – по другой. Но все вышло несколько иначе. Горячие головы, ребята не стали ждать, пока откликнутся ополченцы, и пошли сами, никого не поставив в известность. Сначала всё было благополучно, а потом их заметили перед мостом в аэропорт и накрыли минометным огнём. К счастью, они уцелели, но с тех пор я понял, что я в ответе за своих детей и рисковать ими не стану.
Вторая группа позже пошла по противоположной стороне улицы, побывала в школе № 57, где в день начала занятий погибли люди, сама школа получила повреждения. В общем материалы для фильма были. Позже его показали по Первому республиканскому телеканалу и по Ленинградскому областному телевидению.
Обстрелы продолжались, но, несмотря ни на что, продолжалась и учёба. Ребята ездили в университет не только из Донецка, но также из Макеевки и Горловки, Докучаевска и Харцызска, Снежного и Енакиева, были и такие, чьи родители оказались по ту сторону линии фронта.
Сама собой пришла идея передать все это в книге, рассказать о необъявленной войне Украины против своего народа, о переживаниях и колебаниях юных, неокрепших душ. Безусловно, материалы книги неодинаковы. В одних – личные наблюдения детей, не видевших войны, в других – более зрелые рассуждения о тех, кто пришел сюда убивать и разрушать, недетские выводы.
В то время, когда Вы работали над составлением этой книги, изменялось ли Ваше восприятие войны в Донбассе?
Книга написана детьми, пережившими войну и не готовыми к ней. Да и мы, старшее поколение, далеко не все помним войну, видели ее. Одно дело, когда сражается регулярная армия против иноземного захватчика, и совсем другое – когда этим захватчиком и разрушителем выступают вчерашние наши соплеменники, вдруг озверевшие от враждебной пропаганды.
Потом мы стали встречаться с участниками боевых действий в Славянске и Мариуполе, Иловайске, слушали их рассказы, видели сотни раненых и искалеченных защитников Отечества и мирных людей. И вполне естественно, что в сердцах закипала злость на мерзавцев, развязавших войну против своего народа. Так появилась идея создать книгу. И, конечно, моё восприятие войны за это время не могло измениться, любая война противоестественна нормальному человеку.
Какую страну Вы считаете своей родиной?
Я родился в СССР, он был и останется моей большой Родиной, и я горжусь этим.
А малой родиной?
А малая Родина находится, к сожалению, под оккупацией. Это город Красноармейск, переименованный неофашистами в Покровск. Но, уверен, пройдет еще некоторое время, и городу вновь вернут прежнее название, как бывало уже не раз.
В чем разница для Вас между малой и большой Родиной?
В чем разница? В том, что в армии я защищал огромную страну, в частности, небо Москвы, от посягательств иностранных захватчиков. Кстати, они и в то время, в 60-е годы, прощупывали нашу оборону, пока не получили сдачи. Здесь, увы, я, как и многие другие, не защитил малой Родины от коварного врага, потому что враг этот вырос в своей стране, на Украине, и мы сами допустили это.
Назовите, пожалуйста, три главных события в истории своей Родины?
Скажу лишь о тех событиях, которые произошли в моей жизни. Безусловно, это главное событие – разгром фашизма в годы Великой Отечественной войны (только очень жаль, что мы его не добили, и он вновь поднимает голову, в том числе и на Украине). Второе, не менее значимое – полет Гагарина. Я в то время уже работал на заводе, был комсоргом, и помню, как ликовал буквально весь народ, как повсеместно называли мальчишек Юриками, как мальчишки поголовно хотели стать космонавтами, какие планы связывали с покорением космоса. Это было поистине эпохальное событие! И третье, о котором я и сейчас говорю с сожалением – предательство Горбачева и развал Советского Союза. Да, я сожалею о развале Советского Союза! Надо было изменять что-то в Союзе, усовершенствовать, но жить всем народам, населяющим СССР, в мире и дружбе. Вы посмотрите, что сейчас делается – события в Нагорном Карабахе, Белоруссия, Киргизия, Прибалтика. Вот-вот появятся американские базы на Украине. Что случилось, почему один народ натравливается на другой, кто в этом виноват? Раньше я свободно ездил отдыхать в Прибалтику, был в Кишиневе, Ашхабаде, принимал у себя гостей оттуда, и друзья были почти в каждой союзной республике. Что же с нами случилось, почему так?
Ведь после войны, хотя в руинах находилось полстраны, мы жили все лучше и лучше. И мечты осуществлялись: о бесплатной учебе в вузе, о любимой работе, о бесплатной квартире, которую давало государство, о свободе передвижения, о дружбе народов. Мы были самой читающей страной в мире, с лучшим в мире высшим и профессионально-техническим образованием, самой развитой системой здравоохранения, кстати, бесплатной. Да, были и трудности, и мы их преодолевали. И дружили не по расчету, а от души. Если друг – так он друг, и это навсегда. Могу сослаться на свой опыт – со своими школьными друзьями я поддерживаю отношения более 60-ти лет, до сих пор помню свою комсомольскую свадьбу, где было более 130 друзей, помню своих школьных и заводских друзей…
Каким образом Вы выбрали профессию, дело всей своей жизни? Как поняли, что Вы на своем месте?
Сначала хотел быть летчиком, но потом оказалось, что туда дорога мне закрыта – подвело здоровье. На заводе печатался в газете, где моим наставником был фронтовик Иван Степанович Шкуренко (о нем я впоследствии рассказал в книге «Солдаты слова»). Иван Степанович разглядел во мне задатки будущего журналиста и всячески способствовал, чтобы я учился дальше, продвигал по служебной лестнице. Позже я встречал немало других журналистов – фронтовиков, они тоже были у меня наставниками, каждый по-своему помогал и влиял на мое развитие – Пётр Ефимович Шапошников, Степан Михайлович Болграбский, Павел Филиппович Богданов, Наум Маркович Златокрылец и многие другие. Всем им я бесконечно благодарен.
А понял, что я на своем месте, после того, когда в редакцию газеты «Маяк», где я вел поиски неизвестных героев войны, я получил однажды с далекого Сахалина от дочери героя-танкиста Владимира Ивановича Бажина, которого открыла наша газета, благодарственную телеграмму. Не знаю, уж каким образом дошел «Маяк» до далекого Сахалина, но она прочитала и благодарила меня за то, что спустя многие годы после Великой Отечественной войны узнала, где погиб ее отец, которого она многие годы считала без вести пропавшим. Подобных случаев в моей практике было много.
Мой первый учитель в журналистике – Иван Степанович Шкуренко – учил, что автор обязан встретиться со своим героем, если тот жив. Более того, он должен представить себя на месте героя, в тех обстоятельствах, в которых тот оказался. Поэтому с абсолютным большинством героев моих рассказов и очерков в книге «То, что было не со мной – помню…» я встречался лично, беседовал и даже представлял себя на их месте. Так было со всеми героями, даже с летчиками, которые бомбили Берлин в августе 41-го года. Для этого я ездил в Подмосковье, работал в Архиве Министерства Обороны, встречался с ними там и даже один из них приезжал ко мне в Донецк, это был Андрей Константинович Зубрицкий. Можете себе представить, какими глазами я смотрел на него – живую легенду, как трепетно расспрашивал о подробностях полета, о том, что чувствовали мои герои, когда их самолет сбрасывал бомбы на вражескую столицу?
С кем еще из героев своих книг Вы встречались? Насколько эти встречи были для Вас важны, быть может – судьбоносны?
Я дружил со всеми своими героями, а с одним из них – генералом Михаилом Андреевичем Глобенко, которому недавно исполнилось 100 лет, дружу и по сей день – уже свыше 50 лет! Михаил Андреевич – герой Днепра, дважды форсировал Славутич, был тяжело ранен и доставлен на левый берег в медсанбат, кавалер многих орденов. Он воевал с первого дня войны, был ранен под Старобешево во время отступления, прошел Сталинград, освобождал Донбасс, сражался на Миус-фронте и на Северском Донце. После тяжелого ранения лежал в госпитале, служил в армии, был военкомом в Красноармейске и очень трогательно заботился о ветеранах ВОв. Именно он добился, что в Красноармейске был установлен памятник – танк Т-34 на могиле воинов-кантемировцев. Он подсказал мне адреса многих героев-освободителей. Вместе с ним мы участвовали в раскопках сбитого самолета старшего лейтенанта Василия Петровича Астахова, перезахоронении его останков, нашли его семью, вместе ездили подрывать бомбы, оставшиеся после войны, по всему Союзу искали участников освобождения города.
К легендарному майору Вихрю – Евгению Степановичу Березняку – я ездил в Киев, где он тогда жил, узнавал подробности спасения Кракова. С актером Ростовского Академического театра драмы им. Горького, народным артистом СССР Михаилом Ильичем Бушновым мы встретились в Ростове на фестивале «Театральный Донбасс». От него я узнал удивительную историю боев за освобождение нашего края. О многих участниках Парада Победы впервые услышал еще в 1970-м году, когда в редакции газеты «Маяк» проводил встречи с ними. Все последующие годы я продолжал собирать материалы о наших земляках, участвовавших в историческом Параде. Естественно, каждый из них становился мне другом. Удивительную историю рассказал мне участник пленения фельдмаршала Паулюса в Сталинграде Иван Михайлович Зипир из Красной Поляны. Не менее интересна судьба Александра Андреевича Ковалинского, легендарного машиниста бронепоезда «Железняков», который немцы называли «Зеленым призраком». А Валентин Иванович Куница из Донецка поведал мне о легендарной подводной лодке «С 7», потопленной финнами в 1942-м году.
Естественно, писал и о погибших. Для этого приходилось очень тщательно собирать материалы, разыскивать однополчан и родственников, вести переписку со многими архивами. Однажды мне в руки попал дневник комиссара Зуева. В нем с беспощадной правдой были описаны бои в окружении под Москвой. Этот дневник через много лет нашел старший сержант Чернов и переслал его дочери героя Майе Александровне. И таких историй множество.
Поэтому каждая встреча для меня была судьбоносной, у каждого фронтовика я чему-то учился, даже у мертвых, ведь они никогда не лгут.
Вы преподаете на журфаке ДонНУ. Скажите, каким должен быть журналист XXI века? В чем его отличие от журналиста века ХХ-ого?
Прежде всего – универсальным, умеющим писать в любом жанре, а это как раз является слабым местом современных журналистов. К сожалению, они выступают в коротких жанрах, преимущественно информационных. И крайне редко – в таких, которые требуют подготовки. Со страниц газет, считай, полностью исчезли такие жанры, как репортаж, очерк, зарисовка, фельетон, крайне редко появляются аналитические статьи и корреспонденции, театральные рецензии, материалы о людях труда. Объясняют это просто – нет времени. У нас тоже было мало времени, работа журналиста всегда срочная, и мы работали и днем и ночью. Но было еще чувство неудовлетворенности сделанным…
Чего не хватает современным молодым людям, которые учатся на журфаке? Что бы Вы им пожелали в качестве напутственного слова?
Нельзя останавливаться, получив те или иные знания, нужно учиться, учиться и учиться – до седых волос. Если ты остановился в получении знаний, значит, неминуемо двигаешься назад. Одним не хватает настойчивости в этом деле, другие самонадеянно считают, что всего уже постигли и держат, как говорится, Бога за бороду, а это далеко не так. Даже если у тебя все получается и кажется, что ты успешный журналист – не хвались этим, не зазнавайся, работай над собой, только так можно достичь вершин.
И еще одно. К сожалению, многим ошибки, а то и элементарная небрежность сходят с рук. У нас было иначе – если допустил грубую ошибку, следовало наказание. Может и жестко было, но справедливо, это приучало к ответственности. Сейчас – прощают, а это рождает новые ошибки.
Какую роль Вы бы отвели современным информационным войнам? Как бы их охарактеризовали?
Студенты изучают информационные войны. По большому счету, они сталкиваются с ними, когда приходят в ту или иную газету, на ТВ. Ведь в том и отличие «горячей» войны от информационной, что она замаскирована, правдоподобна, вот почему надо и в вузе, и особенно в той или иной редакции прислушиваться к ветеранам, учиться отличать правду от полуправды и понимать, кому это может быть выгодно.
Информационные войны – это весьма тонкая материя, которую не просто разглядеть, но вред она наносит куда больший. В советское время на факультет журналистики принимали преимущественно тех, кто уже поработал где-то, набрался определенного опыта и уже умеет отличить зерна от плевел. Сейчас же на студенческую скамью попадают сплошь выпускники средних школ, а значит – без житейского опыта, необходимой закалки. Манипуляторы умело сочетают правду с полуправдой, а то и откровенной ложью, которую невозможно отличить от правды.
Есть ли у Вас издательские планы на ближайшее будущее – проекты, идеи, которые ожидают своего воплощения? Работаете ли сейчас над чем-то?
Я почти десять лет работал начальником областного управления культуры. Естественно, был очень широкий круг общения с самыми разными людьми, наблюдения. Всем этим я и попытаюсь поделиться с читателями, рассказать в своих заметках. Назвал их «Закулисье», потому что многое из происходившего было недоступно широкой публике, хоть и решения принимались судьбоносные. Туда же вошли и размышления о жизни, рассказы о людях, с которыми встречался. Не знаю, что получится, но я всегда писал и буду писать только правду.
Будем ждать новых книг. Большое спасибо Вам за беседу!
Андрей Коробов-Латынцев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
379

Похожие новости
03 декабря 2020, 13:42
02 декабря 2020, 12:56
02 декабря 2020, 10:56

 
02 декабря 2020, 12:56
01 декабря 2020, 21:42
03 декабря 2020, 15:42

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии