Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Взаперти

МАСШТАБ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЫ

В режиме тотального карантина страны теряют от 65 до 80% ВВП за каждый день простоя в годовом выражении. Современную экономику можно поставить на паузу, но крайне сложно из принудительной остановки вывести. Масштаб проблем и общеэкономической, финансовой катастрофы колоссальный. Принудительная остановка провоцирует те дисбалансы, которые были скрыты в естественных условиях — это прежде всего низкая потенциальная устойчивость, т. к. большая часть бизнеса работает на пределе своих возможностей с наименьшим запасом прочности для максимизации прибыли.

Это выражается в около нулевом резервировании и критически высоких обязательствах перед кредиторами и контрагентами. На траектории экономического расширения и тем более в условиях низких процентных ставок все эти дисбалансы не видны, но в режиме чрезвычайного тестирования проявляются по полной программе. И мы получили это чрезвычайное тестирование. Разрываются все хозяйственные, производственные, товарные, финансовые связи. Рушится все, причем сразу и масштабно.

Образуются чудовищные, запредельные кассовые разрывы, которые бизнесу не покрыть ни при каких условиях без государственной поддержки. При выпадении денежного потока у бизнеса существуют обязательства перед своими работниками по заработной плате, перед арендодателями, перед кредиторами и поставщиками, перед государством в виде налогов и сбров. Даже в условиях нескольких компаний решение кризисных вопросов такого уровня задача нетривиальная, но, когда одномоментно коллапсирует вообще вся экономика?

Основные антикризисные меры большинства стран сосредоточены в отбрасывании всех рыночных законов и переходе на тоталитарные рельсы директивного управления — моратории на банкротства/дефолты, отсрочка выплаты по обязательствам (налоговые, кредитные каникулы), субсидирирование заработной платы. Нюанс в том, что обязательства одних равны активами других.

Если бизнес не платит по кредитам, то соответственно кассовый разрыв образуется у банков и инвестиционных фондов, ведь у них тоже обязательства перед своими кредиторами (вкладчиками, рынком, межбанком и так далее). И тут банки уже надо спасать.

Если бизнес не платит налогов и сборов, то кассовый разрыв у государства в виде выпадающих доходов при росте расходов на спасение экономики, что покрывается дефицитом бюджета. Но кто будет выкупать дефицит при мертвой экономике? Либо монетизация через ЦБ, либо использование накопленных резервов правительства, либо дефолт.

Если бизнес не выполняет своих обязательств перед поставщиками, то растет дебиторка/кредиторка и контрагенты, которым должны не получают соответственно доходов и уже в свою очередь не могут выполнять уже свои обязательства. Так и образуется негативная цепная реакция и каскадное обрушение, когда проблемы одних секторов порабощают более здоровые сектора, затягивая их на дно.

Если бизнес увольняет или не платит зарплату, то помимо социальной напряженности люди не могут платить по страховкам, аренде, коммунальным платежам, не могут покупать товары длительного пользования и производить инвестиции. Нераспределенные расходы населения приводят к недополученной прибыли тем, кому население раньше платило.

Именно поэтому после паузы мир сильно изменится, значительная часть бизнеса пропадет навсегда, оставшиеся бизнес изменит баланс сил.

Масштаб экономической катастрофы будет постепенно оцениваться по мере выхода макроэкономической, финансовой статистики и корпоративных отчетов, однако есть еще один бесплатный публичный сервис, позволяющий оценить выпадающие доходы. Оценки идут по транзакциям по кредитным/дебетовым картам и затрагивают исключительно потребительские расходы. Здесь нет коммерческих или государственных потоков.

Данные по США, затрагивающие все штаты.


Так вот, единственные сектора или точнее сказать отрасли/сегменты бизнеса, которые увеличили выручку — это розничные магазины по реализации продуктов питания и напитков. Это логично, т. к. они единственные (не считая аптек), которые открыты, плюс к этому из-за закрытых общепитов люди вынуждены питаться дома, тогда как обычно треть населения питаются в ресторанах и общепитах. Все остальное летит в ад!

Самый масштабный ущерб у транспортного бизнеса и авиации (потери выручки 90% и более), развлекательный бизнес / тематические парки / кинотеатры минус 87% выручки. Отели, хостелы, аренда недвижимости минус 79%, прокат авто минус 76%, рестораны и общепиты (в том числе онлайн доставка) минус 59%, онлайн магазины (минус 52%), салоны по уходу и красоте минус половина выручки и так далее.

Эти данные на 28 марта, к тому моменту еще не все штаты вышли на режим жесткого карантина, сейчас еще хуже, так по мере роста количества заболевших и погибших они усиливают меры. Значит провал будет еще более глубокий (особенно по спортивным клубам и салонам красоты)

А растут продажи оружия (интересно, что эти магазины работали наравне с магазинами по продаже продуктов и лекарств!) и еды.


Практически все штаты себя ведут одинаково плюс-минус, что видно по цветовому градиенту.


Здесь не учтено промышленное производство и сервисы коммерческого назначения. Это данные по потребительским транзакциям, которые преимущественно сосредоточены в малом и среднем бизнесе.


МАСШТАБ КАРАНТИНА

К настоящему моменту не менее 98% мирового ВВП находится в условиях блокады. Последний бастион был сломлен в конце марта — страны Латинской Америки и Россия одними из последних подключились в блокаду. Среди относительно крупных стран (более 200 млрд долл по ППС) только 3 страны без явных ограничений — это Белоруссия, Узбекистан и Эфиопия.

Самое масштабное подключение в режим карантина произошло в период с 12 по 17 марта — за эти 5 дней страны, формирующие свыше половины мирового ВВП, вылетели из нормального воспроизводства. Что может удивить, в режим карантина пошли даже экзотические страны и режимы. Кто бы мог ожидать карантина от Пакистана, Бангладеша, Саудовской Аравии, Кувейта, Омана, Нигерии, Ирака и Анголы! И даже страны Южной Америки пошли по жесткому сценарию, которые всегда относительно автономно существовали от всего мира, причем мелкие страны — Парагвай, Уругвай, Боливия и Эквадор. В двух последних меры почти как в Италии.

Сразу отмечу, что «карантин» предполагает не рекомендации или законы правительства, это не имеет никакого значения и не представляет интереса. Речь идет исключительно об обратной реакции и только о ней. Запретить посещать парки, рестораны, торговые центры или спортивные комплексы можно, но если трафик людей никак не реагирует на эти меры, то это не является карантином. Поэтому исследование о масштабе выключения экономики, а не юридических терминах. Где наиболее жесткая реакция?

Google в четверг вечером внедрили интегральный трекинг маршрутов людей без персонализации. Это на самом деле гениальная идея. Учитывая количество устройств подключенных к Google, выборка более чем репрезентативная и позволяет оценить, что на самом деле происходит в мире. Google фиксирует местоположение устройств и оценивает интегральный трафик людей в сравнении с сопоставимым периодом прошлого года. Трек в режиме реального времени, но с небольшой задержкой публикации. Данные охватывают почти весь мир. Но в них нет Китая, Ирана, КНДР, Венесуэлы, Колумбии, Алжира, Украины и России. По России скажите спасибо правительству за законы об информации, которые ограничили деятельность иностранных ИТ компаний.

Например, по Италии видно, что первая реакция жителей Италии на меры правительства произошла в конце февраля, но была очень незначительной (на тот момент были лишь рекомендации без директив властей).


В начале марта был даже небольшой всплеск посещения парков и мест отдыха после того, как большую часть людей перевели на удаленную работу (на тот момент 15%). Но с 3 марта меры начали ужесточать и к 15 марта провал по трафику в парки, кафе, рестораны, кинотеатры составил 90–97%. Транспортные хабы/узлы также потеряли 85–92% трафика.


К 20 марта на работу перестали ходить в среднем 75–80% людей, т. е. лишь каждый пятый выходил на работу. В своих домах одномоментно находило в среднем на 40% больше людей, чем в аналогичный период времени (выходные и праздники Google сглаживает). Но в Италии наблюдается не только значительный провал в посещениях мест отдых и индустрии культуры, спорта и развлечений. Они перестали ходить даже в продуктовые магазины и аптеки. В будни ходят в среднем в два раза реже, чем обычно, а выходные на 80–85% реже (это примерно в 6 раз менее интенсивно).

Действия властей в Испании практически аналогичные итальянским с той разницей, что лаг 3 дня, обратная реакция населения также похожа.

Трафик в индустрии спорта, культуры, развлечений и общепита в Испании и Италии в 17 раз ниже нормы — это фактически перманентный режим комендантского часа по всей стране сразу.


Среди европейских стран достаточно жесткие меры во Франции, в Австрии, Бельгии, Ирландии, Португалии и теперь уже в Великобритании. Германия держалась до последнего, но с 18–20 марта также начали ужесточать, но не так сильно. Похожее стало в Новой Зеландией с 22 марта и на удивление Южная Америка подключилась, но с 21 по 27 марта.

Самая слабая реакция в Тайване, Корее, Швеции и Японии с Сингапуром. Швеция единственная развитая европейская страна, которая карантин объявила на основе рекомендаций. Тайвань и Япония — это единственные страны в мире, которые ни в феврале, ни в марте не ограничивали экономическую деятельность (масштабно) и имеют минимальный ущерб. В Южной Корее удалось пройти пик заболеваний без блокады экономики и сейчас там ситуация нормализовалась. По США отдельная тема. Там лучше по штатам смотреть, немного иная специфика, по ним нужно делать изолированный обзор.

Было бы ошибкой считать, что продуктовые магазины и аптеки бенефициары кризиса.


По трафику везде падение, но по обороту может быть рост, но не везде и не всегда. Люди ходят меньше, но покупают больше. Обычно специфика подобных кризисов такова, что люди перед блокадой проявляют нездоровый ажиотаж (это проявлялось почти во всех странах мира), но потом все утихает. Лидеры не изменились — Корея, Тайвань, Сингапур, Япония и Швеция с Гонконгом.

По транспортным хабам/узлам падение у всех без исключения.


Лучше всего в Корее и Тайване, хуже всех в Италии, Испании и Франции. Большинство стран мира (среди тех, кто успел уже выйти в режим карантина) по транспорту теряют не менее 66%, т. е. в три раза падение.

Количество людей, находящихся на местах работы показано условно в виду сложности идентификации режима работы (разный график у людей, режим и формат работы), более того 29 марта выпало на выходной день.


Хотя Google нормализует выходные, применяя в том числе предиктивный анализ места дислокации людей, но эти показатели не могут быть 100% точными в отличие от трафика на транспортных узлах, в парках или местах проведения досуга, где идентификация относительно прозрачна по методологии и принципу. Тем не менее до половины людей перестали посещать работу.

Тоже самое, но в формате таблицы с указанием даты, когда обратная реакция населения на меры властей стала заметной по трекингу перемещений.


Ничего подобного не было никогда. Это однозначно сильнее и больнее всего того, что было за последние 100 лет, даже Вторая Мировая не наносила настолько масштабный экономический урон. Тогда было фрагментарно (+ растянуто во времени) и компенсировалось оборонными заказами, но теперь встало все одномоментно и по всему миру. Сейчас речь идет о 98% мирового ВВП, который находится в блокаде различной интенсивности. Это невероятно! Грядет самый значительный со Второй Мировой ребаланс игроков на мировой арене — в политике, в экономике, во всех аспектах.

Источники: 1, 2


Автор блогер, аналитик Спайдел Павел В.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
274

Похожие новости
22 мая 2020, 17:56
28 мая 2020, 14:14
25 мая 2020, 16:14

 
25 мая 2020, 15:28
22 мая 2020, 18:00
29 мая 2020, 11:56

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии