Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Вирусные вызовы: каким стал 2020 год для мировой экономики

В конце 2019 года многие международные организации и экономисты прогнозировали замедление темпов роста мирового ВВП в 2020-м. На тот момент специалисты считали основными рисками для глобальной экономики торговые войны, геополитические конфликты и рост долговой нагрузки.
Впрочем, 2020 год превзошёл все ожидания экспертов. Мировая экономика столкнулась с одним из крупнейших обвалов за всю историю в результате последствий пандемии коронавируса.
Первые случаи заболевания COVID-19 были зафиксированы ещё в декабре 2019 года в китайском городе Ухань. В феврале 2020-го число заболевших в КНР приблизилось к 80 тыс., однако введение жёстких эпидемических ограничений позволило властям страны стабилизировать ситуацию к марту.
В то же время инфекция успела распространиться за пределами КНР, и в начале весны количество заболевших стало стремительно расти по всему миру. 12 марта Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о начале пандемии, после чего государства начали массово ограничивать международное транспортное сообщение и вводить карантинные меры.
«Наибольший экономический ущерб нанесли именно локдауны. В ряде случаев можно было наблюдать либо запрет на ведение деятельности в определённых отраслях, либо полную остановку экономики по причине введённых ограничений», — рассказал RT заведующий лабораторией Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Александр Абрамов.
По его словам, пандемия нанесла наибольший ущерб странам, чья экономика в основном опирается на малый бизнес и сферу услуг. Так, в II квартале ВВП стран ЕС обвалился на 11,3% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, Великобритании — на 20,8%, а США — на 31,4%. Падение показателей стало самым масштабным за всё время наблюдений.
  • Reuters
  • © China Daily
По подсчётам международного инвестбанка JP Morgan и аналитического агентства IHS Markit, в апреле уровень деловой активности в мире опустился до минимума со времён финансового кризиса 2008—2009 годов. В мае показатель начал умеренно расти по мере ослабления пандемии и частичного снятия ограничений в ряде стран. Между тем осенью восстановление активности замедлилось в связи с началом второй волны COVID-19.
По данным Университета Джонса Хопкинса, в настоящий момент число зафиксированных случаев коронавируса в мире приблизилось к 80 млн. Как полагают эксперты Международного валютного фонда (МВФ), в результате пандемии в 2020 году мировой ВВП сократится на рекордные 4,4%, а в ближайшие пять лет глобальная экономика недосчитается $28 трлн.

Нефтяной шторм

Опрошенные RT эксперты называют уходящий год одним из самых тяжёлых для нефтяной отрасли. Так, ещё до начала пандемии участников сырьевого рынка всерьёз насторожило резкое обострение отношений между Ираном и США. В результате мировые инвесторы стали опасаться возможных перебоев с поставками нефти с Ближнего Востока, а цены на сырьё резко выросли — с $65—66 до $71—72 за баррель.
Впрочем, по мере распространения коронавируса в мире, введения локдаунов и закрытия границ глобальное потребление топлива начало стремительно сокращаться. На этом фоне уже в конце февраля стоимость нефти эталонной марки Brent опустилась ниже психологической отметки $50 за баррель.
«Закрытие стран и жёсткие карантинные меры сначала в Азии, а позже и на Западе прервали глобальные производственные и логистические цепочки. Спрос на нефть рухнул, что и повлекло за собой падение цен», — напомнил в беседе с RT аналитик ГК «Финам» Андрей Маслов.
Как ожидалось, страны — участницы сделки по заморозке нефтедобычи ОПЕК+, включая Россию, должны были дополнительно уменьшить производство сырья и тем самым стабилизировать ситуацию на рынке. Впрочем, 6 марта по итогам заседания стороны не смогли договориться и решили полностью отказаться от всех взятых ранее обязательств.
«Российская сторона предлагала продлить соглашение на действующих условиях как минимум до конца II квартала, чтобы лучше понять ситуацию с влиянием коронавируса на мировую экономику и спрос на нефть. Несмотря на это, партнёрами по ОПЕК было принято решение о наращивании добычи нефти и борьбе за долю рынка», — говорилось в опубликованном 9 марта сообщении правительства России.
Развал сделки ОПЕК+ спровоцировал крупнейший ценовой шок за всю историю нефтяного рынка. Увеличение добычи странами-экспортёрами и продолжающийся обвал глобального спроса привели к почти полной загрузке мировых нефтехранилищ. В результате осуществлять новые поставки сырья стало физически невозможно.
Ситуация обернулась тем, что в середине весны цена нефти Brent обвалилась до минимума за 21 год и в моменте падала ниже $16 за баррель. В свою очередь, стоимость сырья американского сорта WTI впервые за всё время торгов опускалась до отрицательных значений. Так, 20 апреля контракт на поставку этой марки нефти подешевел сразу на 300% — с $18 до минус $37,6 за баррель. Таким образом, производители были готовы сами заплатить покупателям за поставку своего сырья.
  • Reuters
  • © Ramzi Boudina
Обвал нефтяного рынка заставил экспортёров сырья вернуться за стол переговоров и возобновить сотрудничество. С 1 мая члены ОПЕК+ вновь начали сокращать нефтедобычу, а спрос на энергоносители стал постепенно восстанавливаться по мере снятия карантинных ограничений в ряде государств. В результате уже в начале июня стоимость Brent поднялась выше отметки $40 за баррель, а в декабре превысила $50.
«Восстановление цен на нефть произошло из-за «гонки вакцин». В конце ноября — начале декабря рынок крайне оптимистично отреагировал на сообщения о регистрации препаратов от коронавируса и начале вакцинации в разных странах. Ожидается, что вакцинация должна привести к завершению пандемии, а следовательно, к восстановлению логистических цепочек и спроса на топливо», — объяснил Андрей Маслов.

Кредитная пропасть

Экономический спад на фоне пандемии привёл к беспрецедентному росту мирового долга. Как подсчитали специалисты Института международных финансов (IIF), с января по октябрь соответствующая сумма увеличилась на $15 трлн и превысила $272 трлн. По оценке организации, в настоящий момент объём задолженности более чем втрое превышает размер глобальной экономики.
«Когда в странах вводили локдауны, правительства были вынуждены компенсировать потери бизнеса и населения. Кроме того, государства за счёт бюджета поддерживали спрос на продукцию. Всё это способствовало росту задолженности», — объяснил Александр Абрамов.
Крупнейшими должниками в 2020 году стали преимущественно развитые страны. Так, самый высокий объём задолженности зафиксирован в США (почти 384% ВВП), еврозоне (416%), Великобритании (501%) и Японии (633%).
Согласно прогнозу IIF, по итогам 2020 года мировой долг способен достигнуть $277 трлн. Впрочем, специалисты организации не исключают, что показатель может быть ещё выше.
«Мы не удивимся, если к концу года цифра превысит наш первоначальный прогноз. Высокий уровень задолженности делает многие страны более уязвимыми перед вероятными потрясениями в будущем и в некоторых случаях способствует сильным макросоциальным дисбалансам», — рассказал RT директор по исследованиям в области устойчивого развития IIF Эмре Тифтик.
Совокупный долг России также заметно вырос с начала 2020 года — до 144% ВВП. Впрочем, показатель по-прежнему остаётся значительно ниже, чем в большинстве государств.
«Россия традиционно проводит жёсткую финансовую политику, ограничивает расходы и избегает глубокого дефицита бюджета. Помимо этого, у государства есть значительные финансовые запасы в виде ФНБ и золотовалютных резервов. Это избавляет от необходимости значительно наращивать долг», — объяснил Александр Абрамов.

Инвесторы против доллара

В условиях глобального экономического спада в ситуацию вмешались мировые центробанки. Так, например, для поддержки американской экономики в марте Федеральная резервная система Штатов начала в неограниченном количестве печатать доллары и накачивать финансовую систему страны новыми деньгами за счёт покупки гособлигаций.
По словам экспертов, увеличение денежной массы в экономике должно помочь нарастить темпы роста ВВП. Вместе с тем такая политика ФРС спровоцировала рекордное ослабление доллара на мировом рынке. С конца марта соответствующий индекс DXY обвалился более чем на 12% и в декабре опускался ниже отметки 90 пунктов. Это произошло впервые с апреля 2018 года.
«В период кризиса денежная масса доллара выросла более чем на 20%. Такая динамика подорвала веру инвесторов в американскую валюту как в один из главных защитных активов», — рассказал RT управляющий партнёр EXANTE Алексей Кириенко.
Аналогичную политику по накачке экономики деньгами начал проводить Европейский центральный банк (ЕЦБ), а также другие регуляторы развитых стран. На этом фоне в мире усилились инфляционные риски, а инвесторы стали массово скупать золото для более надёжного сбережения своих средств. В результате к августу стоимость драгоценного металла обновила исторический максимум и превысила отметку $2 тыс. за тройскую унцию.
«Золото традиционно является одним из важнейших защитных активов из-за ограниченности ресурса. Поскольку 2020 год стал одним из худших за последние десятилетия для мировой экономики, интерес к драгметаллу значительно возрос», — объяснил Андрей Маслов.
  • Reuters
  • © Yuriko Nakao
Примечательно, что, помимо золота, инвесторы начали активно вкладывать деньги в криптовалюты. Так, с начала года цена биткоина выросла более чем в три раза, а в декабре впервые за всю историю превысила $24 тыс.
«Одновременно с ослаблением доллара во второй половине года мы наблюдаем и перегрев глобального фондового рынка. По некоторым показателям в настоящий момент рынок бумаг переоценён сильнее, чем перед Великой депрессией. В результате сложилась невиданная ситуация: акции даже крупных компаний сегодня оказались в категории рисковых активов, а криптовалюты стали защитными», — добавил Алексей Кириенко.

С надеждой на будущее

По прогнозу МВФ, уже в 2021 году глобальную экономику ждёт восстановительный рост. Так, мировой ВВП может вырасти сразу на 5,2%, а в последующие годы темпы роста будут удерживаться вблизи 3—4%.
Между тем связанные с коронавирусом риски по-прежнему представляют угрозу для экономической активности, поэтому странам необходимо вводить новые финансовые меры поддержки. Об этом в ноябре заявила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева.
«Страны начали постепенно выбираться из глубокого кризиса COVID-19. Однако новая волна распространения инфекции во многих странах показывает, насколько трудным и неопределённым будет путь наверх», — подчеркнула глава фонда.
По её словам, пандемия унесла более миллиона человеческих жизней и привела к потере десятков миллионов рабочих мест. В то же время разработка вакцин «вселяет надежду на победу над вирусом» в обозримом будущем, уверена Георгиева.
«Если вакцины будут быстрее доступны для широкого применения, то это обернётся более быстрыми темпами роста экономики в 2021 году, но, что ещё важнее, обеспечит ускоренный рост в последующие годы», — приводит ТАСС слова главы МВФ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

686

Похожие новости
12 мая 2022, 13:42
06 мая 2022, 15:28
06 мая 2022, 19:14
 
03 мая 2022, 14:15
29 апреля 2022, 19:56
05 мая 2022, 21:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии