Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Трудные роды российского капитализма


Главный вопрос, задаваемый российскому капитализму, — сможет ли он обеспечить победу России в вооруженном противостоянии объединённому Западу под эгидой США. Это без преувеличения вопрос буквального выживания не только и не столько народа, сколько в первую очередь правящего класса. Ибо в случае поражения России народ в ней на какое-то время ещё как-то останется, а вот ныне правящий класс будет уничтожен сразу, физически и полностью, с заменой его на класс фиктивных собственников, а, по сути, правящих по доверенности назначаемых и снимаемых по воле настоящих хозяев колониальных администраторов.

Допустить такое правящий класс не может. Поэтому как никогда серьёзно озабочен консолидацией народа и элиты, которая невозможна без чистки элитных рядов и удалением оттуда всех, кто мешает или в состоянии помешать процессам концентрации власти и собственности как источника власти в руках той группы, которая занята отстройкой от Запада в целях своего группового выживания.

Именно группового, а не классового, ибо ради выживания «группы суверенитета» внутри класса буржуазии идёт война с «группой сдачи суверенитета», и эта внутривидовая борьба намного более жестока и беспощадна, чем межвидовая, понимаемая как борьба буржуазии с рабочим классом и аграрным крестьянством. Речь идёт о войне за ресурс выживания, ведущейся с помощью ресурса, которым владеют обе воюющие стороны.

Россия на сто с лишним лет отстала в процессах кристаллизации и концентрации капитала от США. Весь ХХ век в стране, по сути, господствовал феодальный способ формирования элиты, хотя политэкономически это называлось социализмом. Феодальным способ обретения высокого общественного статуса был потому, что достигался он при помощи нахождения во власти или близости к ней.

При капитализме высокий статус достигается благодаря капиталу, а не места во власти. При феодализме статус даёт феодал, даже если он говорит, что он против феодализма и носит в кармане коммунистический партбилет. Судьбу любого в СССР решали начальство и связи, а не свобода собственности и предпринимательства.

Существует миф, что своим экономическим могуществом США обязаны приватизации узкой группой банкиров эмиссионного процесса и созданию ФРС. Это не так. Процессы начала роста монополизма были замечены ещё Марксом и Лениным, а это период, когда до создания ФРС было очень далеко.

Нью-Йоркская фондовая биржа

Существует также миф о том, что евреи — хозяева англосаксонских капиталов, и потому еврейский фактор — ключевой в мире современного капитализма. Это ещё одно заблуждение — ключевым фактором там является старый европейский капитал, привлекший на службу капитал еврейский. Капитализм в США вырос в условиях сильнейшего антисемитизма, как в обществе, так и в элитах. Если в Европе главным концентратором и двигателем консолидации ключевых европейских финансовых групп были Ротшильды и прочие еврейские семьи, то в США ими были чистейшие англосаксы-евангелисты — прежде всего Джи-Пи Морган, который и создал в США инвестиционный банкинг, породивший Рокфеллера.

Д. П. Морган начинал свою карьеру с опорой на Ротшильда, но потом отделился от него, хотя и оставил его в обойме ключевых американских денежных магнатов. Дело в том, что Морган — сын финансового посредника между США и Британией. Он учился в Англии в элитной школе и в лучшем университете, а потом, вернувшись в США, стал финансовым агентом Ротшильдов. И он стал делать то, что не делали пять братьев-Ротшильдов в странах своего проживания — он стал привлекать капиталы и направлять их на инвестиции.

До всяких ФРС. На деньги европейцев, в том числе Ротшильдов, Морган создал Рокфеллера и американскую промышленность. И уже только после этого возник процесс концентрации власти в экономике в руках немногих олигархов, которые потом пришли к созданию ФРС.

Если главным концентратором капиталов в США был англосакс Морган, то идеологом ФРС стал англосакс Пол Варбург, а главным исполнителем — Нельсон Олдрич. Это уже начало ХХ века. А в конце XIX века в США уже возникло сильнейшее антиолигархическое движение — то, что мы сегодня наблюдаем в России. Это реакция общества на появление класса олигархов.

Этих тузов и некоронованных королей в США ненавидели так же, как сейчас их ненавидят в России. Американские президенты той поры много и негативно высказывались против финансово-промышленных магнатов. С 1910 по 1920 год в США удалось провести ряд антитрестовских законов, по которым монополистов принудительно разделили. Манхэттенский круг олигархов-магнатов, по сути, действовал во враждебной стране.

Джон Пирпонт Морган

Душой ФРС был Морган, идеологом — Варбург, участниками стали Куны, Леебы, Ротшильды, Шифф, Лазары, Барухи, Оппенгеймеры — без старого европейского капитала, управляемого еврейскими банкирами, обойтись было нельзя. Были ещё Гарриманы, Карнеги, Олаф Ашберг, Мелоны, Рокфеллеры, Кеннеди, Гарриманы, Мелоны и клан Бушей — они привели к власти в Германии Гитлера.

Не раз поднимался вопрос — почему Гитлер не напал на Швейцарию? Ответ прост: в Базеле была штаб-квартира создателей Гитлера — Банка международных расчётов, куда входили представители США, Англии, Италии, Германии и других стран. На своих заседаниях они решали вопросы кредитования промышленности воюющих стран, скупки награбленного нацистами золота, устанавливали порядок расчётов через нейтральные страны, создавали гарантии ключевым персонам в интересующих их странах, включая Германию Гитлера.

Рузвельт, а за ним и Трумэн, выпускали письменные указания о ликвидации Банка международных расчётов как связанного с нацизмом. Но их указания оказались проигнорированы — БМР работает по настоящее время, и его указания исполняет Центральный Банк России, как и все другие национальные центральные банки во всём мире. Если уж Рузвельт с Трумэном не смогли справиться со своей олигархией, то стоит понять, как трудно Путину справиться с современной олигархической ватагой. Но Путин смог поставить её под относительный контроль, а вот Рузвельт и Трумэн не смогли.

В России только сейчас заканчивается процесс первоначального накопления капитала. Ещё не закончившись полностью, он уже наложился на начало процессов концентрации, сопровождающихся синхронными процессами консолидации элиты. В этом процессе ключевые фигуры получают возможность социальной ренты на период своего нахождения в ключевой группе. Этим обеспечивается их лояльность и заинтересованность в сохранении системы.

В России идёт концентрация собственности в целях концентрации власти. Как и в конце XIX века в США, в нынешней России концентрация идёт в сфере промышленности и транспорта. Тут формируются ключевые финансово-промышленные группы. Этот процесс протекает в условиях острейшего противостояния с державами, уже прошедшими этот путь более ста лет назад. Это создаёт им преимущество — они уже успели получить выгоды от достигнутых трансформаций, и получили не только опыт, но и качественные боеспособные элиты. Эти элиты могут и консолидировать общество, и генерировать смыслы, и осуществлять экспансию.

Посещение научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод»

Во всём этом опыте сменившая общественно-политический строй Россия остро нуждается и вынуждена делать буквально «с колёс», производя порой сырой управленческий и идеологический продукт. Кадры часто показывают неадекватность и требуют создания строгой системы формирования, обучения и воспитания — прежняя система вербовки утратила актуальность и более не справляется с задачами.

Процесс создания такой системы запущен, но результат придёт позже, а сейчас пока ускоренными темпами в России формируется класс контролируемых государством крупных бизнес-структур, способных захватить экономическую власть на основе производительной, а не сырьевой экономики. А захватив эту власть, начать процесс генерации совершенно новых элит. Тех, кто своей экспансией построят мощную и современную национальную экономику и начнут внешнюю экспансию на её основе.

Отличие от США заключается в том, что в России сходные процессы идут под управлением государства, тогда как в США они шли вопреки государству и в борьбе с ним. Этим и обусловлена разница в общественном строе: тогда как в США капиталистическое государство, то в России — государственный капитализм. Это не игра слов, а большая разница: в США капитал определяет облик государства, а в России государство определяет облик капитала.

В Китае происходит тот же процесс с опережением на одну фазу — там элиты уже построены, экономическая власть ими захвачена и началась экспансия, предотвратить которую американская модель уже не в силах. Россия изо всех сил стремится сократить отставание и наверстать упущенное, однако сдерживающим фактором является способность общества адаптироваться к стремительным переменам.

Политическая стабильность в этот переходный период является решающим условием успеха долгосрочных планов и стратегий, и неудивительно, что именно по стабильности как в России, так и в ЕС, и в Китае стараются сильнее всего ударить в США. Другого способа победить в цивилизационной гонке с наступающими на пятки конкурентами у них не существует.

Александр Халдей

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
251

Похожие новости
16 июня 2019, 11:28
14 июня 2019, 09:28
16 июня 2019, 13:28

 
11 июня 2019, 05:28
12 июня 2019, 09:28
09 июня 2019, 11:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии