Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Тихий ход


2 декабря президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин по телемосту дали старт работе первой очереди газопровода «Сила Сибири».
Да, оба лидера физически отсутствовали на том участке российско-китайской границы, где, наконец, сошлись два участка новой «трубы» проектной мощностью 38 млрд. кубометров в год. Зато там, как инженер царских времён под построенным мостом, присутствовал глава «Газпрома» Алексей Миллер, который доложил о том, что люди и техника, привлечённые к строительству российской «естественной монополией», с поставленной задачей справились успешно. От подписания договора до запуска проекта для России прошло пять с половиной лет по времени и 2160 км: от Чаяндинского месторождения до пограничной компрессорной станции «Атаманская», — по пространству.
Владимир Путин в своём выступлении вполне предсказуемо сосредоточился на экономических моментах, подчеркнув, что за 30 лет в Китай будет поставлено свыше триллиона кубометров «голубого золота», и благодаря этому не только должен вырасти взаимный ежегодный товарооборот до отметки свыше 200 млрд. долл., но в азиатской части нашей страны «с нуля» создаётся новый центр газодобычи и газопереработки. Столь сдержанная позиция накануне саммита «нормандской четвёрки» в Париже понятна и оправданна, — действительно, не надо дразнить гусей, но «Сила Сибири» важна даже не столько сама по себе, как очередная сырьевая «труба» из РФ, сколько в качестве символа нового, «многополярного» мира. Запуск первого российско-китайского магистрального газопровода общей протяжённостью более 6000 км (что очень близко к «чистой» длине Великой Китайской стены) примечателен по целому ряду связанных с ним внеэкономических моментов.
Как сказал Си Цзиньпин, ввод в эксплуатацию этого газопровода «является важным промежуточным результатом и началом нового этапа нашего взаимодействия», а главной задачей назвал обеспечение безопасности и надёжности его работы. И это — вовсе не пустые слова. Сначала — о том, почему это одновременно и «важный промежуточный результат», и «начало нового этапа» российско-китайских отношений.
Прежде всего, это «важный результат», поскольку «разворот Москвы на Восток» уже не просто провозглашается или обозначается разными «жестами доброй воли», наподобие передачи Пекину технологий раннего обнаружения стратегических ядерных ракет, а фиксируется крупным инфраструктурным проектом, за которым, судя по всему, должны последовать и другие, не менее масштабные и значимые — поэтому говорится о «промежуточном результате».
Укрепление «всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия» между Россией и Китаем в целом и в виде «Силы Сибири» в частности — влечёт за собой многообразные, далеко идущие последствия. Прежде всего, это поддерживает и усиливает психоз внутри американского истеблишмента, так и не пришедшего к согласию относительно того, как реагировать на стремительно реализующуюся перспективу создания двойного «центра силы» в виде связки «Москва — Пекин», которая по своим основным ресурсным, военно-политическим и финансово-экономическим параметрам — превосходит не только Америку, но и весь «коллективный Запад», а также имеет и расширяет свою «зону влияния» через механизмы ШОС, БРИКС и других международных структур, так или иначе противостоящих «вашингтонскому консенсусу». На этом фоне провал «миссии Хантсмана», который хотел подключить свою «семейную» корпорацию к проекту «Сила Сибири» через Амурский газоперерабатывающий завод и трансформировать его в пользу США, для этого став послом в России, выглядит мелкой, хотя и досадной неудачей.
Критической проблемой становится континентальная Европа, которая всё менее склонна следовать в кильватере американской политики и выражает всё большую готовность к самостоятельности. Пример Турции, которую десятки лет «мурыжили» в передней ЕС, и которая в итоге успешно выступает сегодня в качестве союзника России, может быть востребован и Германией, и Францией. На «европейском фронте» Путин, пользуясь ситуацией, мастерски разыгрывает козырь энергетических ресурсов РФ, истинная величина и «карта» которых тщательно скрываются от всех «партнёров», западных и восточных. Парижская встреча в «нормандском формате» намеченная на 9 декабря в присутствии украинского президента Владимира Зеленского, может сыграть ключевую роль в расстановке последующих акцентов взаимодействия России (и Китая) с Европой. В частности, распределения полномочий между Берлином и Парижем.
Не стоит упускать из виду также японский и корейский факторы, поскольку национальные экономики этих стран критически зависят от импорта энергоресурсов, а перспективы подключиться к новой российско-китайской системе поставки углеводородов в восточной Евразии, «становым хребтом» которой должна стать «Сила Сибири», чрезвычайно интересны… Так что начало работы этого газопровода можно считать классическим «тихим ходом», способным решить исход большой геополитической игры.
Николай Коньков
Фото: Михаил Метцель, ТАСС. В ходе церемонии ввода в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
528

Похожие новости
14 августа 2020, 06:42
14 августа 2020, 13:56
14 августа 2020, 06:42

 
13 августа 2020, 13:00
13 августа 2020, 09:28
14 августа 2020, 12:14

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии