Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Сырьевизация — правительственный курс на десятилетия

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Какой будет Россия будущего? Думаете с искусственным интеллектом, с программами освоения дальнего космоса? Это все сказки для молодежи, которые впору рассказывать только президенту. Россия будущего при Путине — это сырьевая страна, из которой по трубопроводам как по артериям будет уходить кровь недр русских — нефть и газ. Будут иссякать не только их запасы, но и таять перспективы войти в клуб развитых государств. Ни кризис 2008 года, ни кризис 2014 года, который все еще не преодолен, ничему не научили властную элиту. Она продолжает делать то, что умеет — качать и продавать энергоресурсы.


ЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО

Когда санкции только ввели, и стоимость нефти стала стремительно падать, ответ властей был решительным — умозрительные размышления на тему структурных реформ, необходимости отказа от сырьевой модели. Это как с больным — после приступа вдруг начинает вести здоровый образ жизни. А когда все нормализуется — все возвращается на круги своя. Пережив годы самых низких цен на нефть, затянув народные пояса и сократив бюджет, власть в 2015 году отошла от очередного испуга и вновь даже на словах прекратила строить несырьевую модель экономики. В лексикон народных избранников вернулись понятия резервов за счет нефти, подушки безопасности.

В 2016 году президент в своем интервью Bloomberg, рассуждая о Дальнем Востоке, объявил, что мы «мало уделяли внимания этой территории, а она заслуживает гораздо большего, потому что здесь сосредоточены огромные богатства и возможности будущего развития России. Не только развития России как таковой, но и развития всего региона АТР, потому что эта земля очень богата природными и минеральными ресурсами… Если всё это вместе взять, то вся эта земля содержит колоссальные ресурсы: это нефть, газ, это 90 процентов запасов российского олова, 30 процентов запасов российского золота, 35 процентов запасов леса, здесь добывается 70 процентов российской рыбы». Это был своего рода посыл западному миру: мы готовы торговать нашими недрами и далее, не накладывайте санкций хотя бы на эту примитивную отрасль производства. Как должен после таких слов относиться российский народ к президенту? Явно не всецело его поддерживать и голосовать в очередной раз за него, понимая, что новый срок ознаменуется все тем же расхищением национальных недр.

На встрече с рабочими Челябинского компрессорного завода в ноябре этого года российский лидер дал понять, что в России стабильное существование возможно для тех, кто помогает сырьевой экономике: «Вы нам помогаете, потому что клиентами вашей компании, вашего завода являются все крупнейшие нефтегазодобывающие предприятия страны и трубопроводного транспорта, все. Поэтому рынок очень хороший, обеспеченный на длительную перспективу». Да и менять сырьевую экономику никто не намерен, так как правительство ко всему уже прекрасно приспособилось: «у нас бюджет рассчитан из 40 долларов за баррель, а сейчас уже 63 с лишним. Всё остальное — в резервы. Резервы у нас растут». Президента не особо беспокоит, что бюджет еще жив лишь от того, что этому помогла девальвация, ударившая по уровню жизни россиян, и сокращение расходных обязательств государства.

Эти и многие другие заявления доказывают, что власть после выборов предложит все тот же знакомый образ будущего в форме сырьевой экономики, действуя по принципу, если что-то работает, то зачем это менять.


КТО ОПЛАТИТ БАНКЕТ?

Это только на первый взгляд может показаться, что проекты финансируются за счет самих компаний. Газпром, например, отказался от «докапитализации» для строительства трубопроводов в Китай, заявив, что обойдется своими силами. Прямое финансирование он заменил косвенными механизмами. Предложил правительству с 2015 года повысить тарифы на его услуги на 2% выше инфляции (6%), в 2016 году — на 3% и далее — на 4% в год выше темпов инфляционного роста. Эта часть затрат на строительство трубопроводов должна была лечь на россиян — пользователей услуг компании. Вопрос пока не решен, но спрогнозировать положительный ответ на него после выборов 2018 года представляется вероятным. «Газпром» попросил предоставить ему налоговые льготы по проекту. В 2016 году «Газпром» сократил выплаты по дивидендам в бюджет, поскольку полученная часть прибыли была направлена на выплату долгов, в том числе за счет инвестиционных программ компании.


ЭКОНОМИКА ТРУБЫ В ДЕЙСТВИИ

С 2014 года, когда у Кремля был шанс под действием санкций «стать сильнее» и перестроить экономику, самые крупные российские проекты были связаны отнюдь не с инновациями, нанотехнологиями. Спроси любого россиянина, он не припомнит ни одного из проектов. Они были связаны со строительством новых трубопроводов: два газопровода в Китай, Турецкий поток, заменивший Южный поток, Северный поток-2. То есть все силы и средства государство бросило именно на развитие нефтегазовой инфраструктуры, трижды прогадав в этом.

1. Инвестировав в убыточные проекты в условиях острого дефицита собственных средств. Например, «Сила Сибири», которую Газпром строит в Китай, по факту оказывается убыточной. По оценкам Газпрома стоимость проекта может превысить $100 млрд, финансировать его будет только российская сторона, и это при том, что трубопровод будет идти только в одно государство — в Китай. Ожидаемого от Китая займа в $55 млрд на этот проект Москва так и не получила. Имея единственного потребителя газа, целесообразно предположить, что именно покупатель, а не продавец будет диктовать свои ценовые условия в ситуации, когда продавец так затратился на проект. При этом Китай уже переориентируется на поставки сжиженного газа из США. Аналогично в отношении остальных проектов, однако этот вопрос власти обходят стороной. Не раскрываются цифры, в каком процентном соотношении идет финансирование Турецкого потока. Стоимость проекта уже возрастала неоднократно. В 2017 году Газпром пересмотрел инвестиционную политику в отношении Турецкого газопровода

и принял решение направить дополнительно 50 млрд руб. Северный поток-2 финансируется по принципу долгового финансирования. Пять европейских компаний обязались предоставить долгосрочное финансирование в объеме 50% от общей стоимости проекта, или €4,75 млрд. То есть строительство проекта осуществляется в долг.

2. Масштабные проекты, в которые вложился Кремль, реализуются в условиях полной неопределенности. Нет никаких гарантий, что их не постигнет судьба Южного потока. Газопроводы в Китай из них самые рискованные. Во-первых, Россия привязывает себя к одному покупателю, попадая в зависимость от его ценовой политики. И это при том, что в структуре российской торговли Китай и без того занимает первое место. Во-вторых, Китай дружит с Россией до того момента, пока Кремль, торгуя национальными интересами, идет на бесконечные уступки. В-третьих, Китай, который согласился на сделку, когда Россия пошла на уступки, хотя ранее переговоры шли около десяти лет, не особо привязан обязательствами к России и охотно ищет альтернативных поставщиков энергоресурсов.

Прошедшая встреча Си Цзиньпина и Трампа показала, что экономические связи между двумя мировыми державами ширятся. Стороны подписали соглашение о развитии завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) на Аляске. Проект может стать одной из альтернатив российскому газопроводу «Сила Сибири». Его мощность составит 52% от проектируемой мощности «Силы Сибири». Китай уже без того является вторым крупнейшим покупателем американского газа (после Мексики) и третьим в мире импортером газа. В прошлом году поставки американского СПГ уже выросли в 7 раз, газ пришел на Европейский рынок, расширяя географию стран-потребителей. Аналитики Wood Mackenzie спрогнозировали, что подобный союз даст существенный импульс роста американскому газу, поскольку «соединит самого быстрорастущего поставщика СПГ c крупнейшим рынком на планете». В таком контексте под угрозой не только трубопровод «Сила Сибири», но и российская доля на мировом рынке голубого топлива. С 2015 года Китай строит четвертую ветку газопровода Центральная Азия — Китай.

Турецкий газопровод полностью зависит от политики Анкары. Пока Россия лояльна к Турции в Сирии, газопровод строится. Российская сторона уже завершила строительство трубопровода на своей территории, войдя в Исключительную экономическую зону (ИЭЗ) Турции. Но далее судьба проекта находится в руках турецкой стороны.

Судьба «Северного потока-2» после принятия американского закона о санкциях под большим вопросом. Согласно ему президент США имеет право вводить санкции в отношении тех компаний, которые инвестировали от $1 млн в строительство Россией экспортных трубопроводов или предоставили для этих целей оборудование, в том числе в лизинг, технологии и услуги. Под эти критерии попадает «Северный поток-2». Хотя инвесторы были найдены, а по заявлению Газпрома они успели предоставить финансирование до санкций, ограничительные меры Вашингтона привели к тому, что европейские компании видят большие риски в этом проекте. Другая причина потенциального отказа от проекта — поиск альтернативных поставщиков, коим может стать Вашингтон.

3. Эти проекты закрепляют сырьевую зависимость России, которая выходит на мировой рынок с одним и тем же продуктом — нефтью и газом. Ставка делается на то, что потребители увеличат спрос на нефть и газ. А следовательно Россия сможет наращивать поставки. В Турции согласно прогнозам в ближайшие десять лет спрос превысит 80 млрд куб. м. при текущем объеме в 50 млрд куб. м газа. Россия планомерно наращивает добычу газа. В этом году темпы роста добычи газа могут стать максимальными за 25 лет. За 9 месяцев этого года объем добычи газа увеличился на 13,3% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г.

Огромные инвестиции были направлены именно в энергетический рынок, в то же время остальные отрасли снова остались с дефицитом инвестиций. Если газовые контракты заключаются на 30 лет, то как минимум именно столько властная элита намерена держать Россию на нефтяной игле.

В докладе «Прогноз глобальных и российских последствий в случае применения к России нефтяного эмбарго» мы уже предсказывали, что против России будут предприняты шаги по вытеснению ее с традиционных рынков сбыта и снижению конкурентных преимуществ отрасли. Падение цены на энергоресурсы, запрет на инвестиции, поставки технологий — только начало антироссийской кампании. Но вместо того, чтобы оценить риски и спрогнозировать перспективы сохранения сырьевой модели при угрозе перекрытия трубы, когда Россия достроит все затратные проекты, Кремль упорно наступает на те же грабли. Эта власть уйдет, но вот бомба замедленного действия-то останется.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

575

Похожие новости
09 декабря 2017, 07:56
12 декабря 2017, 17:56
12 декабря 2017, 07:56
11 декабря 2017, 07:56
10 декабря 2017, 09:56
11 декабря 2017, 12:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии