Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Соблазн. Луиза, Марат и исчезнувшая сумка с миллионами

1.

В течение нескольких недель внимание многих россиян было приковано к человеку, который не является ни высокопоставленным политиком, ни крупным бизнесменом, ни деятелем культуры, ни спортсменом, ни даже «авторитетом» преступного мира. Это обычная, ничем не примечательная женщина Луиза Хайруллина, старший кассир одного из банков в маленьком башкирском городе Салават (население всего 160 тысяч человек). До 27 мая 2019 года ее знал лишь узкий круг друзей и родственников. После 27 мая она стала настоящей «звездой» соцсетей и интернета. Ее имя стали упоминать не только местные, но и центральные газеты. О ней и ее муже появились передачи на федеральном телеканале, а недавно ее муж сам стал участником популярного телешоу.

Что же она такого сделала, что стала всероссийской знаменитостью и даже приобрела тысячи фанатов? Может, ей принадлежит изобретение, которое спасет жизнь миллионам людей? Или, может, она написала гениальную пьесу, которую поставят лучшие театры страны? Возможно, она спасла из огня пожара соседского ребенка или на худой конец собачку? Нет, нет и нет.

Она украла более 23 миллионов рублей. Пользуясь тем, что работала в банке уже 5 лет, не имела никаких нареканий, была хорошо знакома с охранниками, она беспрепятственно вынесла деньги из банковского хранилища в обычной сумке, приехала домой, забрала мужа Марата и их двоих детей и скрылась в неизвестном направлении. Перед побегом она закрыла все свои аккаунты в соцсетях, кроме одного, где оставила такое сообщение: «Жизнь надо прожить, а не потерять».

Полиция и детективы, нанятые банком, долго ее искали и нашли по чистой случайности. Луиза, оказывается, не выкинула свой телефон с сим-картой, как это делают матерые преступники, а просто выключила. Затем она его включила, чтобы узнать, не перечислили ли ей пособие на детей, и сыщики тотчас выяснили место, где она скрывается. Оказалось, это была столица Татарстана Казань (хотя все полагали, что она скроется в Казахстане), где ее и обнаружили и арестовали на съемной квартире. Так она «потеряла жизнь», превратившись из благополучной банковской служащей в зэчку.

Деньги так и не нашли. Она молчит. Ее муж утверждает, что он игроман и давно проиграл их, но поверить ему трудно (может, он и игроман, но полтора года выносить деньги из банка, где инкассация — каждый день, они не могли). При этом ее мужу хватило наглости обратиться на ТВ, прийти на шоу и призвать россиян собрать сумму, равную украденной, и тем смягчить наказание Луизы.

Новость о краже сразу же разнеслась по информагентствам и СМИ. Уже через несколько часов она перекочевала из региональных новостей в федеральные. СМИ внимательно следили за развитием событий и сообщали все подробности. Но интереснее всего была реакция соцсетей. Огромное количество пользователей посчитали, что Луиза — герой нашего времени. Они желали ей удачно скрыться, предлагали свою помощь, восхищались ее поступком. Общий смысл их реакции сводился к трем тезисам: «Если чиновники воруют, почему всем остальным нельзя?», «Жизнь дается один раз, и нужно ее прожить красиво» и «Банки грабят население и заслужили такое». Когда Луизу поймали, многие в соцсетях не скрывали сожаления… Что же такое произошло с нашей страной? Почему сотрудники финансовой организации, куда люди несут свои деньги, чтоб сохранить их, сами становятся ворами? Почему люди, которые сами имеют сбережения в банках, оправдывают грабителей банков?

Почему вообще грабежи и преступления вызывают у людей не осуждение, а восхищение?

Попробуем поразмышлять об этом.


2.

Луизу и Марата Хайруллиных журналисты уже успели прозвать «башкирскими Бонни и Клайдом». Одно это говорит о том, что журналисты наших таблоидов совершенно не понимают сущности произошедшего и навязывают свои ложные трактовки миллионам читателей — именно поэтому мы не можем победить подобного рода феномены.

На самом деле с историей Бонни и Клайда эта история имеет мало общего. Как известно, Бонни и Клайд (Бонни Паркер и Клайд Бэрроу) были известными американскими бандитами времен Великой депрессии, образы которых романтизировал американский кинематограф. Они занимались тем, что грабили банки, придорожные магазины, автозаправки. При этом они убили 9 полицейских и множество гражданских лиц (включая шерифа) и сами были убиты при задержании 23 мая 1934 года.

А теперь самое главное: Бонни и Клайд были выходцами из низов американского общества. Бонни была дочерью каменщика, ее отец умер, когда ей было 4 года, воспитывала ее мать, работавшая швеей. Бонни, кстати, считалась одной из лучших учениц в школе, она даже писала стихи (сейчас они опубликованы). Но учиться она бросила: все равно у семьи не было денег на колледж. Клайд вырос в семье бедных фермеров, еле-еле закончил школу.

На преступления они пошли, как говорится, не от хорошей жизни. Клайд был арестован в 17 лет за кражу индюков (очевидно, дома у него было просто нечего есть). Приводы в полицию кончились тем, что приличное общество городка от него отвернулось. Он связался с «плохими ребятами». За участие в ограблении его посадили в тюрьму. Из нее, как говорили его родственники, он вернулся совсем другим человеком — жестоким, закоренелым бандитом — и занялся налетами.

Бонни неудачно вышла замуж, развелась. Устроилась официанткой в Далласе, но кафе разорилось из-за Великой депрессии. В 1929 она снова устроилась официанткой, но понятно было, что в любой день она вновь может оказаться на улице без гроша в кармане. Когда она влюбилась в Клайда, она, видимо, решила: будь что будет. Терять ей все равно было нечего. Впереди никакой перспективы. «Какая разница, от чего умереть: от голода под забором или от пуль полицейских?» — так, наверное, думали эти юные отчаявшиеся преступники (оба погибли, не перешагнув порога 26-летия). Насчет пуль, кстати, они не ошиблись: автомобиль, в котором они ехали 23 мая, полиция без предупреждения расстреляла из засады, выпустив 110 пуль. 60 нашли в теле Бонни, 50 — в теле Клайда.

Повторюсь, я не оправдываю этих преступников и их деяния, я просто рассказываю, как это было.

Теперь обратимся к Хайруллиным. Луиза родилась в благополучной семье, никогда не знала голода и лишений. Ее отец Рамиль всю жизнь проработал вахтовиком на Севере и по меркам провинции зарабатывал прилично. Она получила высшее образование (закончила университет в Уфе), поступила на денежную работу — в банк (всякий знает, что в провинции это возможно, лишь если у семьи есть неплохие связи), где доросла до старшего кассира. Вышла замуж за коллегу — Марата, отец которого служил в ЧОПе, а мать тоже работала в банке (то есть и семья мужа небедная). Муж ушел из банка, стал вахтовиком, подрабатывал перепродажей автомобилей (сегодня ее муж уверяет следствие, что он был игроманом, но никто из соседей, друзей и коллег такого не замечал). Родились дети. Супруги жили в достатке. Вскоре из городской квартиры (которая у них осталась в собственности), они переехали в коттеджный поселок, где обитает элита башкирского городка (что-то вроде «местной Рублевки»). Приобрели там двухэтажный дом за 10 миллионов рублей, деньги за него выплатили. У них было два автомобиля на семью, оба — иномарки.

В общем семья Хайруллиных была не просто благополучной, а очень благополучной. Особенно на фоне всего остального города.

Салават — это один из центров нефтехимии Республики Башкортостан. В городе очень плохая экологическая ситуация из-за обилия химических производств. Временами просто бывает химический смог. Средняя зарплата — 40 тысяч, но это на бумаге, а в реальности даже те счастливчики, которым удалось устроиться на градообразующие нефтяные предприятия, получают по 20–30 тысяч (при этом после работы с «химией» на пенсию выйдешь полуинвалидом).

Неблагополучна и ситуация с преступностью. Салават слывет одним из самых криминальных городов Башкирии. В городе множество преступных группировок. В 90-е годы разборки между ними зачастую заканчивались автоматными перестрелками. Считается, что одна из причин этого кроется в прошлом города. Салават строился в 40-е годы, на волне освоения башкирской нефти, и первыми строителями были заключенные. На самом деле причина банальнее — это беспросветная бедность и отсутствие жизненных перспектив у молодежи, да и у большинства жителей. Уехать из города нереально — никто не может продать квартиру. Стоимость квадратного метра упала уже до 25 тысяч рублей. Просто для примера: в 27 километрах от Салавата, в городе Стерлитамак, «квадрат» стоит более 43 тысяч рублей, в столице Башкирии Уфе, что в 150 километрах, — более 70 тысяч рублей. И все равно желающих купить квартиру в Салавате нет.

В общем парочка Хайруллиных — люди зажиточные, высшая прослойка мидл-класса городского общества. В отличие от Бонни и Клайда, они взялись воровать не от голода и не от отчаянья. Даже если поверить россказням Марата о долге в 2 миллиона рублей, деньги, чтобы выплатить этот долг и продолжать честную жизнь, у них были. Чего у них не было, так это элементарных представлений о честности и законопослушности. И не только у них.


3.

Луизе Хайруллиной 36 лет. Она родилась в 1983 году, почти ровесница горбачевской перестройки. В 1991 году, когда распался Советский Союз, она была еще дошкольницей. СССР с его пионерией, комсомолией и Моральным кодексом строителя коммунизма она помнить не может. Ее воспоминания детства — это криминальные разборки 90-х, нищета одних и циничное обогащение других, оплевывание всего святого в российской истории и культуре и бесконечные фильмы об удалых, фартовых ворах и бандитах.

Девочке из провинциального Салавата с ранних лет отовсюду внушали, что главное в жизни — деньги, удовольствия, шик; что мораль — это сказки для бедных, а законы писаны для неудачников. С этим убеждением она и жила, и поэтому, когда у нее на руках оказалась такая большая сумма денег, не удержалась, соблазн взял верх. Причем убеждали ее в этом не только фильмы, а сама жизнь. Как может сохранить уважение к принципу законности и праву собственности человек, который видит, что эти принципы и право попирает само государство? Советские люди годами копили сбережения — кто на машину, кто на путешествия, кто на кооперативную квартиру, кто просто на «черный день», и вдруг правительство младореформаторов в одночасье превратило их в дым. И младореформаторам за это ничего не было, напротив, Гайдару водружают памятные бюсты, а его именем называют институты. Затем индустриальный потенциал страны, который строился потом и кровью миллионов, продали за бесценок — фактически раздали авантюристам, приближенным к клану тогдашнего президента России.

До сих пор все, включая официальное руководство страны, открыто признают, что так называемая приватизация проводилась с многочисленными нарушениями даже тех, написанных под нашу буржуазию законов. Но опять с господина Чубайса как с гуся вода, руководит госкорпорацией, получает 27 миллионов рублей в месяц, и недавно наш президент на прямой линии «обрадовал» нас сообщением, что меньше таким как Чубайс платить никак нельзя — очень ценные специалисты…

20 лет с самых высоких трибун мы слышим уверения, что «пересмотра итогов приватизации» не будет, а некоторые политики открыто говорят о «превентивной амнистии по делам о приватизации». В начале 2000-х, когда НТВ Гусинского было разгромлено, а Ходорковский оказался в тюрьме, либеральная тусовка забеспокоилась и стала расспрашивать нового президента: «Значит ли это, что итоги приватизации пересматриваются?» Он ответил твердым «нет».

То есть государство покрывает и поощряет воровство в самых крупных размерах. Само возникновение нынешней бизнес-, а отчасти и политической элиты России было связано с вопиющими экономическими, да и уголовными преступлениями, которые не просто остались безнаказанными, но и безнаказанность эта подчеркивается высшими политиками. Если бы господа из правительства и из Кремля действительно хотели вернуть в России уважение к законности, им следовало бы начать со справедливого наказания небезызвестных «героев 90-х». Вот после этого россияне поверили бы, что закон у нас — не дышло… Поскольку же этого нет, следует ли удивляться тому уровню правового нигилизма, который накрыл страну.

Государство и общество у нас сверху донизу разъела ржа коррупции и воровства. Месяца не проходит, чтобы СМИ не сообщили об аресте какого-нибудь высокопоставленного политика, чиновника, госслужащего (пока я писал эту статью, газеты сообщили об аресте замруководителя Пенсионного фонда). В крупных кражах обвиняют даже тех, кто по долгу службы обязан бороться с преступностью, — генералов МВД и спецслужб! Причем масштабы украденного потрясают! У арестованного полковника Захарченко, который был действующим сотрудником антикоррупционного ведомства, на квартире его сестры нашли 8,5 миллиарда рублей! Это около 1,5 тонны наличных денег! А ведь оказалось, что у него еще на счету в западных банках 300 миллионов долларов и недвижимость в России и за рубежом!

При этом многие коррупционеры, пользуясь близостью к власти, отделываются буквально смешными наказаниями. Начальник департамента Минобороны Евгения Васильева обвинялась в том, что, работая под руководством министра Сердюкова, занималась многомиллионными хищениями. Министр отделался отставкой, самой Васильевой суд назначил наказание 5 лет лишения свободы, но непосредственно в заключении — в колонии во Владимирской области — чиновница провела лишь… 34 дня. На 35-й день ее освободили по УДО! Возмущение общественности было столь велико, что президенту Путину во время прямой линии 2017 года школьник задал вопрос: как это возможно, что коррупционеры у нас отделываются домашним арестом? Путин распорядился подарить школьнику приз «За самый смелый вопрос», но на вопрос так по существу и не ответил…

Глядя на это, и простые граждане перестают верить в закон и, увы, иногда готовы стать на путь хищений… Случай Луизы Хайруллиной ведь не единичный. В 2018 году кассир Надежда Сапожникова из Свердловской области скрылась, присвоив 12,5 миллиона рублей. 58-летняя женщина разместила перед этим в соцсети «объяснение»: «Года бегут, а дурь — на месте!» Три года женщина скрывалась на съемной квартире в Екатеринбурге и «проживала» украденное, пока ее не задержала полиция. В 2017 году кассир из Хакасии украла 585 тысяч рублей, купила две подержанных машины и уехала с любовником на озера. Через неделю их задержали. В том же 2017 году из Вологодского банка кассир вынесла 9 миллионов рублей и 80 тысяч в евро и долларах. Женщина, ее муж и дети бесследно пропали. В 2011 году кассир Анастасия Черепанова из Волгоградской области бежала с 7,5 миллиона рублей. Целый месяц они гуляли на эти деньги с ее молодым человеком в Сочи. Похитители заявили полиции, что ни о чем не жалеют.

Эти примеры можно приводить и приводить. Уголовная хроника изобилует ими. Причем практически все похитители — с виду приличные люди, небедные, с квартирами, работой, хорошей зарплатой. В Америке банки грабят выходцы из трущоб, а работники банков в основной массе законопослушные люди (хотя тоже, как водится, «в семье не без урода»). У нас это делают сами работники банков. А в соцсетях тысячи и десятки тысяч пользователей восхищаются ими. Они и сами поступили бы так же, но, как говорится, возможность не подвернулась…


4.

Однако самое любопытное — для чего эти вполне обеспеченные похитители идут на кражу? Деньги ведь сами по себе — всего лишь средство. Они нужны для каких-то целей. Именно на этом великий Аристотель строил свое доказательство того, что сами деньги сделать человека счастливым не могут, все зависит от того, каков человек, который ими распоряжается: один при помощи денег устраивает свою жизнь, другой — разрушает. На Западе такой сорт людей мечтает о том, чтобы работать не «на дядю», а «на себя», именно стремление к независимости, к созданию своего бизнеса толкает их на столь неблаговидный поступок. Это отражено в западной литературе. Джордж Герствуд из «Сестры Керри» Драйзера обокрал бар, в котором работал, не только чтоб жить с любимой женщиной, но и чтоб превратиться из управляющего бара в его владельца в каком-нибудь канадском городке. Швырять украденные деньги направо и налево там удел бандитов, которые грабят банки с автоматами в руках, а не солидных буржуа, которые втихую выносят содержимое кассы.

У нас и здесь все по-своему. Цель наших похитителей — «красивая жизнь», как ее рисуют фильмы, модные журналы, бульварные газеты. Они покупают шубы, автомобили, селятся в роскошных отелях, пьют дорогой алкоголь, короче, веселятся по полной, пока деньги не закончатся или пока их не поймают. Их идеал — вечная, безбедная, шикарная жизнь без каких-либо усилий… На это мало обращают внимание, а надо бы. Я вырос в те времена, когда учили, что каждый человек имеет в жизни свое призвание. У одного призвание — писать стихи, у другого — водить корабли, у третьего — работать за станком, у четвертого — сеять и собирать хлеб. Если ты нашел свое призвание, то ты счастливый человек, ты занимаешься тем, что тебе нравится, что у тебя получается и еще и приносишь пользу всему обществу. Понятно, что человек, для которого работа — труд по призванию, раскрытие своей личности, а не нудное времяпровождение ради денег — не соблазнится миллионами, которые могут обеспечить ему роскошный отдых, но лишат любимой работы.

Есть у меня знакомый, как говорится, врач от Бога. Его из клиники домой не вытащить, он даже в выходной приходит посмотреть, что там с больными, он в отпуске медицинские журналы изучает. Думаю, скажи ему — вот тебе 20 миллионов, уедешь к морю, будешь жить в красивом доме, но придется отказаться от своего имени, от профессии, от общения с коллегами. Он, безусловно, откажется. И то же самое сделает на его месте педагог от Бога, инженер от Бога и даже хороший управленец. Да и та же Луиза Хайруллина, если бы она была толковым экономистом, которому нравится его работа, который имеет карьерные планы в лучшем смысле слова, хочет из старшего кассира «вырасти» в менеджера, в замдиректора, директора отделения, разве она схватила бы деньги и убежала?

Дело, конечно, не только в людях и их нравственных качествах. Еще Маркс в «Экономически-философских рукописях 1844 года» отмечал эту особенность капиталистического отчуждения: здесь человек не раскрывает свою сущность в творческом труде, а трудится ради того, чтоб жить и потреблять. Только во времена Маркса речь шла именно о выживании: рабочий соглашался стать придатком станка, чтоб получить хлеб на день. А теперь (по крайней мере в странах метрополии и полупериферии) на первом месте потребление: человек занимается нелюбимым делом, потому что без «статусных товаров» в обществе потребления он обречен на низкий статус.

Причем по вполне понятным причинам наше государство не просто не пытается никак этому противостоять, оно способствует этому.

Недавно президент Путин заявил, что главной задачей правительства является повышение производительности труда. Где же госпрограмма по возрождению достоинства рабочих специальностей? Где фильмы, прославляющие романтику труда? Где восстановление почти что уничтоженной в 90-е системы профобразования? Ничего этого нет. Вместо этого по всем каналам ТВ культ потребления, фильмы о ворах и бандитах, реклама коммерческих вузов с их бесчисленными юристами и экономистами.

Из чего можно заключить, что повышение производительности труда — это просто слова, а в реальности нашему государству нужны лишь бездумные потребители (о чем честно сказал однажды бывший министр образования). Потому что предназначение полуколонии Запада — продавать свои невосстановимые ресурсы и потреблять иностранный ширпотреб…

Рустем Вахитов


Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа., исследователь евразийства и традиционализма, замечательный политический публицист и мыслитель.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
924

Похожие новости
12 декабря 2019, 16:42
11 декабря 2019, 21:28
12 декабря 2019, 11:28

 
11 декабря 2019, 21:28
12 декабря 2019, 13:56
12 декабря 2019, 16:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии