Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Превратности следствия

Алексей Улюкаев — человек небедный, но и небогатый по меркам «коллег». В интервью газете «Коммерсант» зампредседателя Следственного комитета РФ Игорь Краснов заявил, что суд арестовал 564 миллиона рублей и 15 объектов недвижимости, которые принадлежат экс-министру экономического развития.

Согласно декларациям о доходах, в 2013 году заработок Улюкаева составил 80 миллионов 429 тысячи рублей, в 2014-м — 43 миллиона 344 тысячи рублей, а в 2015-м — 59 миллионов 953 тысячи рублей. Как ни складывай, а сумма в полмиллиарда рублей не получается. В собственности Улюкаева на посту министра находились квартира площадью 225 квадратных метра, дом в 531 квадратный метр, автомобиль Range Rover и более десяти земельных участков.

Учитывая, что Улюкаев находится под домашним арестом, вероятно, суд наложил арест на земельные участки, с подсчётом которых экс-министр, наверное, не обманул государство. А вот с деньгами — ошибочка вышла, и проверка на уровне Кремля почему-то ложь не выявила. Даже если мы представим фантастическую ситуацию, когда Улюкаев не тратил зарплату и забрал себе вменяемую взятку в 2 миллиона долларов, сумма в 560 миллионов рублей все равно не выходит.

Аналогичный прецедент мы встречаем в деле экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина с арестованными деньгами в 1,7 миллиарда рублей и собственностью на 320 миллионов рублей. Бывший глава Коми Вячеслав Гайзер незаконно нажил 32 объекта недвижимости деньги и другое имущество на общую сумму около 4,9 миллиарда рублей. В общей сложности в рамках резонансных уголовных делам в России были арестованы собственность и деньги на сумму в 18 миллиардов рублей.

Об этом гордо рапортует зампредседателя СК Игорь Краснов и в очередной раз не получает от журналистов вполне логичный вопрос: «Товарищ-следователь, а как так вообще получилось? Куда смотрели контролирующие и следственные органы раньше? Почему несколько лет позволялось безнаказанно воровать? Это погрешность в законе или просто правила игры?».

Тюрьма и дом

Дело Улюкаева выглядит не менее странным чем, остальные громкие антикоррупционные процессы. Поневоле вновь вспоминается, брошенная в начале декабря президентом фраза: «У нас, к сожалению, стало практикой поднимать информационный шум вокруг так называемых резонансных случаев. И нередко этим грешат сами представители следственных правоохранительных органов».

Конечно, один окрик, пусть Владимира Владимировича, ничего принципиально не изменит. Правоохранительная система работает на показатели: чем больше поймали, арестовали и отсудили в пользу государства, тем лучше. Борьба идет с последствиями чудовищной по масштабу коррупции, а не ее первопричинами. Общественности докладывается о том, какая была проделана не профилактическая, а репрессивная работа.

Такая однобокость не может не вызывать определенных сомнений в объективности самих уголовных дел и чистоты мотивов следствия. Например, Улюкаев, хоть и жалуется на здоровье и требует лечения в клинике, но спокойно сидит под домашним арестом. Тем временем господин Гайзер пребывает в СИЗО с сентября 2015 года, несмотря на «букет болезней»: от воспаления глаз и суставов, заканчивая панкреатитом, проблемами с щитовидкой и язвой.

22 июня 2016 года под стражу был заключен экс-глава «РусГидро» Евгений Дод, но 21 декабря СК походатайствовал о переводе топ-менеджера под домашний арест до 21 февраля 2017 года. Новый год топ-менеджер встретил в своей квартире на улице Большая Якиманка в центре Москвы. Гайзер, кстати, тоже мог отпраздновать Новый год в квартире в районе Строгино, но обвинение за него не «впряглось».

Краснов так объясняет поведение СК: «Держать человека в тюрьме не является целью расследования! Евгений Дод полностью возместил ущерб по своему делу. К тому же надо учитывать, что основные следственные действия по делу уже завершены, сам Дод впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет малолетних детей, да и принадлежащее ему имущество по этому делу мы арестовали примерно на полмиллиарда рублей».

Однако Краснов, наверное, прекрасно осведомлен о том, что у Гайзера тоже есть дети, он тоже впервые привлекается к уголовной ответственности и потерял еще больше «активов», чем Дод.

Все фигуранты по коррупционным делам не обвиняются в убийстве и каких-либо тяжких преступлениях. К тому же, судя по всему, большая часть наворованного ими добра уже арестована и в будущем вернется государству. Какой тогда смысл в избирательном гуманном подходе: одних держать за решеткой, а других — под домашним арестом?

Можно только догадываться о ходе подковерной борьбы за дальнейшую судьбу кандидатов на попадание в колонию. В деле Улюкаева завесу немного приоткрывает факт откровенного заступничества со стороны главы «Роснано» Анатолия Чубайса, может быть, единственного человека в политической элите РФ, обладающего со статусом «неприкасаемого». Также Улюкаева поддерживают руководитель Союза промышленников и предпринимателей РФ Александр Шохин и глава банка ВТБ Андрей Костин.

«Маленькая взятка» и прочие «странности»

Своими сомнениями по поводу дела Улюкаева с «Русской планетой» поделились юристы. «В деле Улюкаева имеется целый ряд моментов, вызывающих определенные сомнения. Во-первых, не совсем понятно, чем бывший министр мог угрожать представителям «Роснефти» — сделка по ее приватизации проходила под прямым контролем президента и главы правительства, в силу чего глава Минэконоразвития вряд ли мог добиться ее блокирования своим произвольным решением», — говорит адвокат Виктор Наумов.

«Во-вторых, удивляет размер взятки — 2 миллиона долларов. Для сравнения, последнему российскому министру, арестованному ранее по аналогичному обвинению, вменялось получение взятки в размере более 300 миллионов долларов. Бывший губернатор Кировской области получил взятку в размере 400 тысяч евро, а находящийся под следствием глава Коми — 800 миллионов рублей», — отметил Наумов.

По его мнению, размер взятки и положение Улюкаева достаточно слабо соотносятся, и эту диспропорцию невозможно игнорировать. «В-третьих, в отличие от прочих громких коррупционных дел последних лет, следствие ходатайствовало об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста, а не заключение под стражей», — указал Наумов.

Адвокат Олег Сухов придерживается аналогичного мнения, напомнив, что полковник МВД РФ Дмитрий Захарченко укрывал 16 миллиардов долларов: «Таким образом, размер взятки и положение господина Улюкаева во властной иерархии явно не соответствуют».

«Кроме того, правоохранители, несмотря на более серьезный характер обвинений (речь все же идет о вмешательстве в процесс приватизации стратегически значимой госкомпании), следствие ограничилось обращением в суд с запросом о избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Хотя и Белых, и Хорошавин, и Гайзер находятся под стражей», — подчеркнул Сухов.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

117

Похожие новости
13 февраля 2017, 12:42
17 февраля 2017, 12:56
13 февраля 2017, 18:42
20 февраля 2017, 10:56
21 февраля 2017, 08:42
11 февраля 2017, 14:14

Выбор дня
26 февраля 2017, 09:42
26 февраля 2017, 09:42
26 февраля 2017, 07:28
26 февраля 2017, 08:42
25 февраля 2017, 16:56

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии