Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Петух в металлической оболочке

Министр обороны РФ Сергей Шойгу по итогам встречи с французской коллегой Флорансой Парли заявил о готовности Москвы к сближению и максимально тесному сотрудничеству с Парижем. Ранее состоялись переговоры начальников Генеральных штабов двух государств Валерия Герасимова и Франсуа Лекуантра.
«Разделяю вашу нацеленность на достижение сегодня конкретных результатов для придания нового импульса нашим отношениям в стратегической области. Хотел бы отметить, что мы настроены идти в сотрудничестве настолько далеко, насколько готовы идти наши французские коллеги», — сказал Шойгу.
Российско-французские отношения несколько оживились после саммита президентов двух государств Владимира Путина и Эмммануэля Макрона в форте Брегансон 19 августа. Переговоры прошли в необычайно положительной атмосфере.
Макрон буквально рассыпался в комплементах гостю, назвал Россию «европейской страной», а потом согласился приехать в Москву на юбилейный Парад Победы в мае 2020 года. Видимо, на волне политического сближения определённые точки соприкосновения нащупало и военное руководство РФ и Франции.
Своенравный Париж
В России принято считать Францию «особенной» страной в западном блоке из-за её извечного желания демонстрировать независимый от США политический курс. Например, немало симпатий в нашей стране вызывает фигура генерала Шарля де Голля. Именно в период его президентства Париж покинул военную структуру НАТО, по-французски — OTAN (Organisation du traité de l’Atlantique Nord).
Кстати, Макрона неоднократно упрекали в «голлизма» и великодержавных амбициях. А в протестах «жёлтых жилетов» (как и в массовых антиправительственных акциях 1968 года) некоторые СМИ и политологи усматривали «руку США». Дескать, американцы раскачивают внутреннюю ситуацию, чтобы сохранить Париж в орбите своего влияния.
В реальности Франция, несмотря на порой излишнее честолюбие и своенравность, никогда не ставила под угрозу пресловутое евроатлантическое единство. В 1999 году формальный разрыв отношений с НАТО не помешал Парижу вместе с другими странами-членами альянса бомбить несчастную Югославию, а потом вводить на её бывшую территорию «миротворцев».
В 2009 году Франция вернулась в военную организацию НАТО. На сегодняшний день Макрон позиционируется себя как активный сторонник создания так называемой евроармии — объединённых вооружённых сил ЕС. По сути, данный военный институт будет дублировать функции Североатлантического альянса и неизбежно станет его конкурентом. Однако данного проекта нет даже на бумаге, причём в каком-нибудь эскизном варианте.
Иными словами, Париж, конечно, может в очередной раз топнуть ногой и попытаться вновь удовлетворить комплекс собственной значимости, но никакого серьёзного военно-политического эффекта от выхода Франции из военной структуры НАТО не будет. Сложно представить при каких условиях Париж не будет частью западной военной машины (то есть альянса), которая априори работает против РФ.
Будет ли Макрон пиариться на теме разрыва военных отношений с альянсом — покажет время. Сейчас он взял курс на потепление отношений с Россией, которая традиционно воспринимается Парижем как объективный противовес влиянию Соединённых Штатов, в том числе в Европе.
Тяжёлый урок
Главный вопрос для нашей страны и Минобороны РФ заключается в следующем — какую выгоду можно извлечь из военно-технического сотрудничества (ВТС) с Парижем. Франция — один из крупнейших в мире производителей высокотехнологичного вооружения. В частности, страна по праву занимает лидирующие позиции в судостроительной отрасли.
На Анатолия Сердюкова российские СМИ вылили немало фекалиев из-за контракта на поставку двух универсальных десантных кораблей (УДК) типа «Мистраль». Безусловно, бывший министр обороны допустил огромное количество ошибок, но контракт с французами был объективно выгоден Москве. Если бы сделка была реализована, то российский ВМФ обладал бы куда более серьёзными оперативными и боевыми возможностями.
«Мистрали» — пожалуй, лучшие УДК в мире по соотношению цены и качества. Французы взялись изготовить два корабля за весьма скромную сумму — 1,2 миллиарда евро. К тому же они не стали препятствовать стремлению Москвы освоить технологию производства судов подобного типа.
Например, на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге была построена кормовая часть для двух корпусов «Мистралей». Также российские специалисты получили возможность посещать верфь, где производились различные конструкции и осуществлялась их сборка. Вполне вероятно, что сегодня этот опыт помогает нашим корабелам проектировать собственные УДК типа «Прибой».
Однако во взаимовыгодное сотрудничество с Францией вмешался пресловутый политический фактор. Париж отказался передавать достроенные корабли из-за известных событий 2014 года, которые привели к разрыву контактов с РФ в военной области.
Конечно, украинский кризис никто не мог предсказать, особенно в 2011 году, когда были согласованы условия контракта по «Мистралям». Сердюкова и других высокопоставленных лиц это обстоятельство в каком-то смысле оправдывает. Тем не менее, результат сделки с французами свидетельствует о необходимости тщательного анализа политических рисков при сотрудничестве по линии ВТС с любыми западными государствами.
Также до 2014 года Россия и Франция работали над проектом тяжёлой колёсной БМП «Атом». Полноразмерный макет этой машины был представлен на международной выставке Russian Arms Expo-2013 в Нижнем Тагиле. Особенность «Атома» заключалась в 57-мм автоматической пушке, созданной в стенах ЦНИИ «Буревестник» (Нижний Новгород).
Французская сторона отвечала за разработку шасси с формулой 8×8 и трансмиссии с независимой подвеской. Предполагалось, что БМП пойдёт на экспорт. После заморозки проекта российские предприятия собственными силами продолжили создавать машину, но ни одного экспортного контракта так и не было подписано.
Кто больше потерял на ликвидации проекта «Атом» — нам неизвестно. Часть российских наработок (в частности, 57-мм пушка) не были напрасными и используются для перевооружения отечественной армии на новые виды бронетехники. Но, как бы то ни было, многообещающий проект, один из символов российско-французского сотрудничества приказал долго жить.
Анализ совместных проектов по линии ВТС позволяет сделать вывод о том, что Франция, безусловно, является важным источником некоторых дефицитных для России военных технологий. В то же время наше государство обязано учитывать максимальное возможное количество политических рисков при переговорах о запуске новых проектов.
К сожалению, все опасения, которые есть у Москвы, невозможно зафиксировать на бумаге. Оказавшись под мощным давлением американцев или общественного мнения, французское руководство с большой вероятностью примет невыгодное для России решение и в обход условиям контракта.
События пятилетней давности на Украине лишний раз демонстрируют абсолютную непредсказуемость политических процессов и реакции на них ведущих мировых держав. Наша страна не может быть уверена в том, что в отношениях с западными государствами по линии ВТС есть завтра. Остаётся лишь надеяться, что руководство РФ усвоило этот тяжёлый урок.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
411

Похожие новости
14 сентября 2019, 18:28
10 сентября 2019, 13:42
10 сентября 2019, 13:42

 
11 сентября 2019, 17:42
16 сентября 2019, 18:28
13 сентября 2019, 14:28

Выбор дня
18 сентября 2019, 16:28
18 сентября 2019, 09:42
18 сентября 2019, 17:00
18 сентября 2019, 16:56
18 сентября 2019, 16:56

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии