Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Народ хотят наказать бюджетом

Планы на 2019 год предельно просты: затягивать на гражданах пояса, откладывать деньги на черный день и обогащать магнатов. Власти пытаются сделать заначку на случай очередных санкций, удешевления нефти, новой мировой депрессии и прочих угроз.

Невнимательному глазу проект федерального бюджета-2019 может показаться возвращением в беззаботные жирные годы. Расходы умеренные, профицит здоровенный. Если не вглядываться, почти все как тогда.

Этот внесенный правительством в Гоcдуму финансовый план будет еще, конечно, переписываться, утрясаться с лоббистами, драпироваться в заботу о народе — и в итоге станет не совсем таким, как сегодня.

Но нынешний его неприукрашенный вид гораздо интереснее, поскольку честно выражает коллективные начальственные намерения, с трудом пригнанные друг к другу в высших кругах.

Итак, в бюджет-2019 заложен очень внушительный профицит. Расходы хотят сделать меньше доходов на 1,93 трлн руб. (1,8% ВВП). Не будем преуменьшать этого замаха. Ни в одном из десяти предыдущих бюджетов (с 2009-го по 2018-й) по итогам их реального исполнения таких профицитов не было. Семь из них были вообще сведены с дефицитом (в 2009-м, например, с гигантским — 6% ВВП), три с профицитами, но не такими внушительными. Ближе всего к тому, что предначертано на 2019-й, подбирается нынешний год. По последним оценкам, ожидаемый в 2018-м перевес федеральных доходов над тратами составит 1,32 трлн (1,3% ВВП). Но это как раз и понятно. Текущий год (точнее, та его часть, которая началась после 18 марта) является прологом выношенного властями курса, который они собираются навязать стране.

Специально для любителей ностальгии напомню несколько цифр. В ранне- и среднепутинскую эпоху (2000-й — 2008-й) расходы федерального бюджета колебались между 14% и 18% ВВП, доля трат на силовой блок составляла около четверти, профициты регистрировались всегда, но год от года менялись: в 2000-м — 1,4% ВВП, в 2005-м — 7,5% ВВП, в последнем «жирном» году, 2008-м, — 4,1% ВВП (1,7 трлн тогдашних рублей, более тяжелых, чем нынешние), а средняя скорость экономического роста была близка к 7% ежегодно.

Потом федеральные траты подскочили (до 20% ВВП и более), доля силовиков в них тоже выросла (в среднем до 30%), а хозяйственный рост стал приятным воспоминанием — величина российской экономики сейчас лишь на несколько процентов больше, чем десять лет назад.

И что мы видим сегодня? Вроде бы все как было при молодом вожде. В бюджетном плане-2019 доля федеральных расходов составляет лишь 17% ВВП, из которых на силовые расходы приходится 26%, а профицит, как уже говорилось, обещает стать таким, какого нынешнее поколение молодежи, все эти навальновцы и прочие, еще в жизни не видели.

Не является ли это несомненной приметой того, что хозяйственный бум и подъем народного процветания тоже вернутся?

Представьте, нет. Составители бюджета надеются, что фиксируемые Росстатом реальные зарплаты вырастут на 1,7%, а о более важном индикаторе — реальных доходах всех граждан — вообще не говорят ничего внятного. Они полагают, что инфляция в 2019-м ускорится с нынешних примерно 3% до 4% с лишним, т. е. сильно преуменьшают величину ее предстоящего скачка. При этом каких-либо хозяйственных всплесков они не ждут. Зато рассчитывают вынуть из карманов граждан не меньше одного добавочного триллиона рублей — благодаря росту НДС, взимаемого как на внутреннем фронте, так и с импорта.

Недавние уверения, что старт пенсионной реформы будет украшен ростом казенных пенсионных трат, опровергается честными словами документа: «Снижение общего объема бюджетных ассигнований Пенсионного фонда Российской Федерации в 2019 году по сравнению с 2018 годом связано с изменением численности получателей». То, что называют президентскими поправками, конечно, потребует дополнительных денег. Но только по сравнению с первоначальной прикидкой размеров реформаторской экономии на пенсионерах. Если же отсчитывать от дореформенных оценок, закрепленных, между прочим, в прошлогоднем законе о бюджете на 2018-й — 2020-й, то выигрыш казны будет нарастать с каждым годом, о чем и свидетельствуют цифры соответствующего раздела в новейшем бюджетном проекте.

Короче, распланированный начальством 2019-й никому не обещает пряников. Кроме небольшого круга избранных, конечно.

Почему же бюджеты пятнадцатилетней давности были бюджетами уверенного подъема, а нынешний, такой на них с виду похожий, в лучшем случае можно назвать бюджетом едва ощутимого роста ценой затягивания поясов? Просто потому, что жизнь страны не сводится к агрегированным показателям. В двухтысячных на людях еще не лежала свинцовая плита тотального учета и контроля, делающая любую инициативу бессмысленной и опасной. Не было и тотальной вражды с Западом, перекрывшей самые эффективные инвестиции — пришедшие оттуда по вольному выбору и с верой в успех. Составители бюджета-2019 вполне реалистично заложили в него отсутствие таковых. Но поскольку им велено придумать какой-то параллельный, не такой как у всех, способ развития, они расписали внушительные траты на многочисленные нацпроекты — т.е. на нерентабельные начинания магнатов доверенного круга.

Со страниц документа прямо-таки веет нежеланием его авторов, в большинстве грамотных финансистов, раздавать деньги, которые уйдут в воздух.

Однако чиновник, желающий остаться чиновником, приказы выполняет. Хотя с гораздо большей охотой он просто придерживает казенные доходы и откладывает их про запас. Отсюда и суперпрофицит, который обосновывается перед высшим начальством необходимостью прикопить резервы на случай очередных санкций, удешевления нефти, новой мировой депрессии и прочих близких и далеких угроз.

С точки зрения развития страны нужно совершенно другое. Не погоня за профицитами, а уменьшение всех разновидностей бремени — налоговых, контрольно-карательных и охранительных; и одновременно — отмена привилегированного доступа к казенным деньгам.

Но раз уж все это строго-настрого запрещено, то финансисты-технократы, включая и сислибов, усердствуют в том коридоре возможностей, в который их поместили.

Приказано выровнять балансы, да еще найти средства на высочайшие затеи — и вот они уже все выровняли и нашли. Застой можно назвать стабильностью, страх перед всеми видами свободы — дальновидной осмотрительностью, а новый тур затягивания поясов — перевоспитанием избалованного народа.

На этом последнем пункте, кажется, и споткнутся. Уже видно, что широкая публика оказалась совершенно не на высоте этой идеи. Бюджет-2019 этого в упор не видит. Но если дойдет до точки кипения, то придется, не глядя, раздавать деньги всем подряд. И тогда, возможно, выяснится, что развал нынешней омертвелой финансовой и хозяйственной модели сам по себе еще не рождает нормальную и жизнеспособную. Это не будет сюрпризом. Чем дальше в тупик, тем труднее выйти.

Сергей Шелин


Автор Сергей Григорьевич Шелин — политический аналитик, журналист, обозреватель ИА «Росбалт».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

297

Похожие новости
07 декабря 2018, 09:42
04 декабря 2018, 05:42
06 декабря 2018, 15:28
03 декабря 2018, 17:42
06 декабря 2018, 11:42
04 декабря 2018, 07:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии