Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Наказание по фото стало реальностью


В московском районе Люблино представители управы пришли в один из местных магазинов и увидели там продавца без маски. Инспекторы составили протокол, хозяева точки были оштрафованы на 100 тысяч рублей по части 1 статьи 20.6.1 (Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности). Владельцы бизнеса не согласились с наказанием и продолжили оспаривать его вплоть до Верховного суда страны, ссылаясь на то, что районный суд не назначил экспертизу по фотографии и не допросил свидетелей.
Однако Верховный суд страны согласился с выводами райсуда, поскольку в данном случае для установления виновности "нет необходимости в использовании спецпознаний в науке и технике". В постановлении говорится:
Фотоматериал, на котором зафиксирован продавец магазина на своём рабочем месте в торговом зале без средств индивидуальной защиты органов дыхания (маски, респиратора), обоснованно признан судебными инстанциями достоверным и допустимым доказательством по делу, отвечающим требованиям, предъявляемым к такого вида доказательствам названным кодексом.
Фотоснимок продавца магазина без маски признан судебными инстанциями достоверным и допустимым доказательством по делу, сказано в постановлении Верховного суда. Соответственно, в административном расследовании тоже нет необходимости.

Виновен без доказательств

Этот инцидент в программе "Царьград. Главное" обозреватель Юрий Пронько обсудил с предпринимателем Алексеем Петропольским и адвокатом Алишером Захидовым.
Юрий Пронько: Насколько я понимаю, у нас в России не прецедентное право, а кодифицированное. Алексей, как вы эту ситуацию прокомментируете?
Алексей Петропольский: Если Верховный суд постановил, то все суды низшей инстанции, мировые суды берут это на заметку. Фактически выносят решение по преюрисдикции. И теперь мы можем ждать шквала штрафов как для юридических лиц, так и для физических лиц. И для этого будет достаточно простой фотографии.
Как вы знаете, новые камеры, которые ставят почти во всём общественном транспорте, в переходах, в центре города с лёгкостью идентифицируют личность. И если эта личность находится в том месте, где нужно быть с маской, без маски, её идентифицируют и по почте пришлют штраф.
При этом, скорее всего, штраф у вас будут списывать судебным приказом, а вы уже в дальнейшем, не имея денег, будете пытаться его оспорить, в случае, если это будет экономически обосновано. Поскольку для физических лиц штраф не такой высокий, судебные издержки будут гораздо выше.
– Но какой клондайк тут открывается, практически золотой! Нет ли риска в том, что люди будут завалены штрафами, а уже это поднимет градус социального недовольства, это вызовет определённое противодействие?
А.П.: Когда вводили так называемые пропуска на автомобили, стоило людям въехать в город, как им приходил штраф. По сути, это воспринималось, как постановление ГИБДД.
Многие пытались его оспорить, но мало у кого это получилось. Деньги списывались, я думаю, здесь в случае необходимости и, будем говорить так, жёстких мер, тоже будут выписывать штрафы, дабы люди не ходили на улицу.
Как бы палку не перегнуть...
– Алишер, а вы как считаете, здесь палку перегибают?
Алишер Захидов: Наверное, это самая ненавидимая сегодня статья Кодекса об административных правонарушениях, потому что по ней реально прилетают штрафы. Но я здесь обратил бы внимание на несколько моментов.
Штраф за то, что продавец была без маски, взыскан с юридического лица по статье 26.1 Административного кодекса, которая предусматривает штраф от 100 тысяч до 300 тысяч рублей. Я бы ещё понял, если бы взыскали штраф с директора как должностного лица, мол, не уследил, не доглядел и так далее. Но взыскивать с юридического лица, это уже по принципу дойной коровы, потому что для многих торговых точек штраф в 100 тысяч – это, я бы сказал, разорительно.
Если это будет поставлено на поток, то действительно можно только догадываться, что будет дальше. А штраф по своей юридической природе – это плётка, это стимулирующее, это хлёсткое действие. Так вот по ногам щёлкнул, обрати, мол, внимание.
Как дальше в этом случае могут развиваться события? Я предполагаю, что директор вызовет эту бедную сотрудницу и скажет: знаешь, милая моя, для меня, для нашего магазина, 100 тысяч рублей штрафа – очень много, поэтому я буду взыскивать с тебя, ты не будешь получать у меня премии, вот как раз Новый год сейчас, и так далее.
– То есть продавщица или кассир становятся заложниками.
А.З.: Да, примерно, так. И меня очень удивляет, почему глава Роспотребнадзора Анна Попова не понимает этого и даёт своим сотрудникам определённые установки.
Фиксируются эти нарушения очень просто: заходят люди, фотографируют нарушения, ни с кем не разговаривают, разворачиваются и уходят. Ведь эти протоколы, по которым потом прилетают штрафы, они не выписываются на месте. Их оформляют в офисах Роспотребнадзора, а уже оттуда людям прилетают "письма счастья" со штрафами. Из-за этого сотрудники магазинов не могут как-то объясниться или возразить проверяющим.
И вот эта система штрафов действительно поставлена на поток. Не хочется думать, что там есть утверждённые планы по штрафам – с какой дойной коровы сколько взять.

А где здесь правосудие?

– Можно предположить, что подобные планы существуют, я бы не исключал этого.
А.З.: Подобные планы по раскрываемости преступлений существуют в МВД. Возможно, они теперь есть и в РПН. Но хотелось бы напомнить госпоже Поповой, что люди в бизнесе деньги не получают, а зарабатывают. А чтобы сегодня заработать эти же 100 тысяч рублей, надо ещё сильно постараться.
Ещё что надо отметить. О чём говорит пресловутая статья 26.1? Штрафы взыскиваются с юридического лица за нарушение правил. А какие правила нарушает юрлицо в режиме чрезвычайной ситуации, в неспокойное время? Когда это юрлицо отказывается предоставлять своё имущество вот этой комиссии, когда оно отказывается выполнять указания комиссии по чрезвычайным ситуациям либо указания правительства.
К примеру, если надо срочно госпиталь разместить на территории магазина, а директор говорит: "Нет-нет, уходите отсюда, я вас не пущу, здесь мои бутылки, они могут побиться, они могут пропасть". Вот за это на юрлицо накладывают штрафы, а не за то, что сотрудница не надела маску.
Почему Верховный суд не обратил на это внимание? Зато он обратил внимание на другое – на объём достаточности доказательств. То есть не надо экспертизы проводить, не надо свидетелей опрашивать, ничего не надо. Фотокарточка пришла – и достаточно.
А ведь по правовой природе закон не тот был применён. А теперь это санкционировано и фактически поставлено на поток. Я здесь не вижу правосудия.
– Я считаю, это недопустимые вещи и не понимаю, зачем надо народ провоцировать. Сейчас параллельно проблемы с этими QR-кодами, а тут за маски уже начали штрафовать.
– Было бы понятно, если бы взыскание на директора магазина наложили за то, что не проверил и недосмотрел. Сейчас эти маски в любом магазине либо по 5-9 рублей продаются, либо вообще бесплатно их выдают. Директор мог бы выдать маски сотрудницам, проследить за тем, носят они их или нет.
В магазинах физически невозможно уследить за потоком покупателей, а ведь они тоже должны носить маски. Однако мы видим, что в том же Кремлёвском дворце съездов, где проходят концерты, люди маски не надевают.
– Действительно, туда госпожа Попова с коллегами не наведывается. Почему, интересно?
Я хочу коротко задать вам вопросы по фактической сегрегации, которая может появиться в нашей стране. Я внимательно изучил юридические практики и трактовки слова "сегрегация". Обратите внимание, для тех, кто не может предъявить QR-код, вводятся довольно существенные ограничения, хотя Владимир Путин и говорит о том, что надо как-то аккуратнее всё это делать.
Но представим ситуацию начала февраля, когда эти законы, если они будут приняты в том или ином варианте, вступят в силу. Я боюсь, что это может привести к социальному недовольству и трудно прогнозируемым последствиям. Но государство может спровоцировать куда более серьёзную проблему – коллективную безответственность и коллективное несоблюдение закона как со стороны граждан, так и со стороны контролёров, либо их лобовое столкновение. На ваш взгляд, как будут развиваться события, если депутаты примут законопроекты о QR-кодах?
А.П.: Государство уже выбрало свою позицию. Сейчас мы пока видим показательные порки. Если так пойдёт и дальше, к февралю придётся всем быть с QR-кодами, потому что без них ни в общественный транспорт нельзя будет войти, ни в режиме офлайна какие-либо услуги получить, ни на работу пойти. Как отреагируют на это граждане?
Я думаю, что сначала будет период всплеска эмоций, а в дальнейшем привыкнут. Контроля будет больше, штрафов будет больше, и теперь каждый будет лично взят на карандаш.
А.З.: Согласно программе, которая уже утверждена, с февраля нас ждут новые условия: вводится система QR-кодов на транспорте, концертах, в непродовольственных магазинах и кафе.
Но мы уже сегодня видим, какие вспышки случаются на транспорте. Самая рискованная профессия сейчас – это контролёры, они и так уже с вооружёнными охранниками ходят. Это какое-то безумие.
Я за то, что если это вводится, то везде и тотально. Потому что мы едем в метро, которое 15 миллионов каждый день перевозит, а штрафуют нас в магазинах. Это же полный абсурд, это профанация идеи. Если уж говорите "А", то тогда железно требуйте, чтобы вакцинация была и эти QR-коды везде. А вот так, когда политика двойных стандартов, с одной стороны да, а с другой стороны нет – это просто чушь и абсурд.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

624

Похожие новости
30 мая 2022, 20:15
12 мая 2022, 18:56
12 мая 2022, 20:28
 
12 мая 2022, 11:14
12 мая 2022, 11:42
12 мая 2022, 11:42

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии