Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

«Мы обсуждаем с Китаем сделку на 3 млрд юаней»: первый зампред ВЭБа Цехомский о новых проектах стран БРИКС

— Внешэкономбанк в рамках БРИКС активно развивает двустороннее сотрудничество в области инфраструктурных проектов, особенно с партнёрами из Китая. Не могли бы вы поподробнее рассказать о взаимодействии с КНР по проекту «Один пояс — один путь»?
— Мы сейчас активно обсуждаем сделку, объёмом практически в 3 млрд юаней — это более $400 млн. Речь идёт о лизинговой сделке — финансировании железнодорожных подвижных составов. Фактически, эти вагоны передвигаются по всему Шёлковому пути. Они находятся и в Китае, и в России, и в Восточной Европе. Эта сделка заинтересовала наших китайских партнёров, и это, наверное, одна из таких больших инфраструктурных транзакций, которая может произойти в ближайшее время.
  • Цехомский: Мы активно обсуждаем сделку объёмом более $400 млн
— А почему большинство совместных проектов в рамках БРИКС рассматриваются именно в сотрудничестве с Китаем?
— Китай сейчас наиболее близкий партнёр для нас. Это огромная страна и, в отличие от других государств БРИКС, очень активна в международном финансировании. В Китае есть ресурсы, есть средства, которые они активно инвестируют вне своей страны. КНР заинтересована в партнёрах, а также в активном экспорте своей продукции за границу, например, машиностроительных проектов.
— ВЭБ и Государственный банк развития Китая подписали соглашение о сотрудничестве в сфере инноваций на общую сумму 6 млрд юаней на срок до 15 лет. Известно, что в общей сложности ВЭБ договорился о привлечении около $2 млрд на поддержку инновационных проектов, в первую очередь, российских. Сумма впечатляющая, но хотелось бы немного конкретики. Могли бы Вы рассказать, о каких именно проектах идёт речь?
— Для нас это очень важная веха, потому что это сделка впервые напрямую связанна не с китайским фактором или с какими-то международными трансграничными транзакциями, а с новыми технологиями. Сегодня тема новых технологий, безусловно, номер один.
Говорить о каких-то конкретных проектах немножко рано. Мы не очень хотим анонсировать эти сделки, потому что процесс инвестирования будет достаточно сложным. Как любой проект совместного инвестирования в новые технологии — это длительный процесс, это квазивенчурное финансирование. Проекты высоких технологий сложны в оценке.
  • Цехомский: тема новых технологий сегодня, безусловно, номер один
Применительно к отраслям речь идёт о проектах в области блокчейн, которые мы сегодня активно пропагандируем на российском рынке. У нас есть и целый ряд других проектов, связанных с новыми технологиями в инфраструктуре — это новая инфраструктура городов, в том числе и для кибербезопасности, и для качества жизни горожан.
— Не рискованно делать ставки на привлечение китайского капитала, ведь юань — очень нестабильная валюта? Например, в конце прошлого года, в течение недели нацвалюта КНР обвалилась до восьмилетнего минимума. И до сих пор волны девальвации сменяются периодами стабильности. Как вы планируете хеджировать риски?
— Существуют разные способы хеджирования. Например, хеджирование естественное, когда фактически наш клиент планирует экспортировать что-то в Китай, то есть он будет получать выручку в той же валюте, в которой кредитуется — тогда валютный риск исключается. Таких проектов, к сожалению, не так много, но они есть. Это могут быть ситуации, когда мы фактически будем кредитовать в рублях. Китайские партнёры заинтересованы в привлечении средств в рублях на российском рынке. Это, наверное, не очень большие объёмы, но такие возможности есть. Ну, и конечно, зачастую эти риски будем брать мы, то есть фактически делать рублёвый хедж и клиенту уже предоставлять деньги в рублях.
— Но ведь есть и другие страны-участницы БРИКС. Намерен ли ВЭБ в перспективе привлекать суммы и в других валютах, например, рупиях или бразильских реалах?
— К сожалению, у нас нет с другими странами БРИКС такого большого партнёрства, как с Китаем. Первые попытки есть пока с Индией, с которой обсуждается целый ряд проектов. Но, к сожалению, сегодня Индия не очень активна с точки зрения объёмов сделок и привлечения ресурсов на российский рынок. Мы недавно подписали совместный фонд на $200 млн с частной индийской компанией в области новых технологий. То есть, в принципе, интерес к России есть, в частности, к программированию. Сейчас, наверное, Индия — один из лидеров в офшорном программировании. Поэтому создание совместных предприятий, где часть кода пишется в России, а часть — в Индии, для индийцев очень логично.
  • Цехомский: Индия — один из лидеров в офшорном программировании
Ещё сложнее обстоят дела с Бразилией и ЮАР из-за географической и экспортно-импортной отдалённости этих стран от России.
— Учитывая высокую конкуренцию проектов других стран БРИКС, есть ли вероятность, что Россия в ближайшее время не сможет получить серьёзных инвестиций в свои новые проекты?
— Мы уж точно не боимся конкуренции. Несколько лет назад, наверное, Россия была менее инвестиционно привлекательной. Сегодня за счёт переоценки активов Россия может быть очень интересным плацдармом для большинства международных инвесторов. Поэтому, с точки зрения конкуренции, точно не боимся.
— В феврале глава ВЭБ Сергей Горьков говорил, что у банка БРИКС достаточно сложные требования к реализации совместных проектов, в том числе по санкционности. Не могли бы рассказать на примере, с какими трудностями пришлось столкнуться в ходе совместной работы, и как эти проблемы решались?
— Сегодня, к сожалению, мы можем констатировать очень маленький объём инвестиций. Пока был одобрен и профинансирован только один проект. К сожалению, банк БРИКС имеет очень ограниченный аппетит к инвестированию в Россию. С точки зрения риска сегодня банк БРИКС предпочитает суверенный риск, то есть он готов брать риск других международных финансовых институтов, которые работают в России — это ЕАБР (Евразийский банк развития) или Международный инвестиционный банк, но они не совсем готовы сегодня брать риски наших клиентов, они всегда хотят посредника. К сожалению, это ограничение очень серьёзное для инвестирования, потому что эти международные финансовые институты ограничены капиталом, они тоже не могут являться посредником привлечения средств.
Поэтому сегодня все инвестиции в Россию банка БРИКС — это порядка $100 млн при вложениях ВЭБ в уставный капитал банка БРИКС в объёме $2 млрд капитала. Конечно, санкции сильно ограничивают их возможности инвестировать в Россию, но, наверняка, можно найти инструменты и подходы, как продолжать инвестирование.
  • Цехомский: банк БРИКС предпочитает суверенный риск
— Выпуск рублёвых облигаций банком БРИКС способен каким-то образом решить эту проблему? В июне этого года НБР БРИКС как раз заявил, что через пять-шесть месяцев выпустит рублёвые облигации на $250 млн. Какие перспективы открываются с выходом банка БРИКС на российский рынок?
— Мы надеемся, что эта сделка произойдёт если не в этом году, то в начале следующего года. Если НБР БРИКС получит рубли, то уж точно эти рубли должны будут быть инвестированы в Россию. Это будет «первой ласточкой», понятно, что $250 млн в рублях — это не особо большая сумма сделки для такого банка. Мы думаем, что это просто первый пробный шар, после этого могут последовать новые инвестиции.
— Напоследок хотелось бы узнать, какие ожидания, и, возможно, планы связывает ВЭБ с предстоящим саммитом БРИКС в китайском Сямэне 3—5 сентября? Будут ли подписаны новые соглашения?
— У нас будет подписание соглашения о взаимном кредитовании в локальных валютах, национальных валютах стран БРИКС и подтверждение взаимного кредитного рейтинга между институтами развития стран БРИКС. Это важная веха и, конечно, мы всегда смотрим на эти мероприятия с точки зрения возможности поделиться опытом и получить новые знания.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

597

Похожие новости
09 ноября 2018, 00:14
12 ноября 2018, 20:14
07 ноября 2018, 22:14
10 ноября 2018, 12:14
09 ноября 2018, 16:42
09 ноября 2018, 16:42

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии