Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Лукашенко: из спасителей Белоруссии в её могильщики?


Олесь Бузина незадолго до своей гибели от пуль украинских нацистов написал о роли личности в истории: «Если бы на месте Януковича мы представили Лукашенко, у нас не было бы противостояния и гражданской войны, потому что Лукашенко, в отличие от Януковича, лидер, который может брать ответственность на себя и делать все по закону. И огромное количество украинцев сейчас были бы живы и здоровы».

Действительно, Александр Лукашенко – наглядный пример того, как много в судьбе государства и народа может зависеть от пассионарной и талантливой личности. Именно Лукашенко, который вот уже четверть века возглавляет Белоруссию, спас её от уже запущенного при Шушкевиче «украинского сценария». Именно Лукашенко не допустил разграбления Белоруссии кучкой доморощенных и российских «прихватизаторов». Именно Лукашенко обеспечил «белорусское чудо» – превращение республики в самое стабильное и социально благополучное постсоветское государство.

Однако, отдавая должное всему совершенному Лукашенко, нельзя не признать и того, что именно Лукашенко привел фактически созданную им Республику Беларусь к краю пропасти, в которую уже рухнула Украина, поставил республику на грань политической, социальной и экономической катастрофы.

Ничего парадоксального в этом нет. Человеческие недостатки часто являются продолжением достоинств. А в политике и вовсе то, что еще вчера являлось оптимальным и спасительным, в изменившихся условиях завтра может оказаться губительным. И тогда уже бесполезно ссылаться на прежние заслуги.

В романе Виктора Гюго «Девяносто третий год» есть сцена – матроса награждают высшим орденом за проявленную храбрость и спасение экспедиции от верной гибели, а затем его приговаривают к расстрелу за то, что он по недосмотру чуть не погубил всех участников экспедиции. Подвиг не отменяет преступления, пусть и непреднамеренного, а преступление не отменяет подвига. В какой мере это относится к Александру Лукашенко? В самой прямой.

Создатель Союзного государства

Лукашенко и в России и в Белоруссии, да и на Украине, в 90-е гг. по праву считался «последним паладином» общерусского единства. Он был инициатором и мотором российско-белорусской интеграции, подлинным создателем Союзного государства. Это сейчас Союзное государство для многих всего лишь одна из интеграционных структур. Тогда же оно воспринималось как символ надежды, как глоток свежего воздуха, в условиях тотального развала всего и вся.

Отсюда и фантастическая популярность Лукашенко тех времен по всей России, не оставлявшая ни у кого сомнения в том, что на любых мало-мальски честных выборах президентом Союзного государства выберут именно его.

Отсюда и ненависть к нему прозападной российской элиты и в то время практически стопроцентно русофобских российских федеральных СМИ.

Союзное государство, в первую очередь из-за противодействия влиятельных сил в правящем классе России не состоялось как полноценное государство. Но оно до сих пор остается самой продвинутой и эффективной интеграционной структурой на постсоветском пространстве. А главное, благодаря ему граждане Белоруссии и России не стали друг для друга иностранцами.

Сейчас много говорится о том, что Лукашенко пробивал российско-белорусскую интеграцию не бескорыстно, что им двигала мечта о «шапке Мономаха» в объединенном государстве. Допустим, это так. Ну и что? Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Почему какому-то там Орешкину (кто не знает – министр в правительстве РФ), ничего не сделавшему для страны, позволительно заявлять о своих президентских амбициях, а Лукашенко и думать было нельзя о высшей должности в создаваемом по его инициативе государстве? Или давайте представим, что Кучма, пришедший во власть практически одновременно с Лукашенко, ради «царствования на Москве» в полном соответствии со своими предвыборными обещаниями начал бы выстраивать союзнические отношения Украины с Россией. Его бы сейчас тоже клеймили как наглого честолюбца?

Если бы Лукашенко двигали исключительно «шкурные» интересы, то вместо того, чтобы бороться за президентство в Союзном государстве, которое почти невероятно было создать, ему следовало бы пойти по пути того же Кучмы – «забыть» о всех обещаниях про равные права русского и белорусского языка, о курсе на сближение с Россией, написать книгу «Белоруссия не Россия», провозгласить целью вступление в НАТО и Евросоюз и тогда он бы никогда не оказался в положении изгоя и «последнего диктатора Европы». Он сразу же стал бы «своим» как для Запада, так и российской элиты. Подобно всем остальным руководителям бывших союзных республик, с большей или меньшей активностью проводивших антироссийский курс во внешней политике и антирусский во внутренней.

От лукавого и ссылки на то, что экономика Белоруссии была в полной зависимости от экономики России и, соответственно, без изображения видимости стремления к союзу Лукашенко просто не смог бы получить финансовые ресурсы для удержания власти.

Экономика Украины ничуть не меньше была завязана на российскую, но это не помешало Кучме продолжить начатый еще при Кравчуке процесс превращения Украины в Анти-Россию. Как не помешала его антироссийская внешняя и антирусская внутренняя политика финансовой поддержке Украины со стороны Москвы.

В общей сложности с 1990 по 2014 г Россия проспонсировала Украину на четверть триллиона долларов. Примерно, по 10 миллиардов в год. Союзная Белоруссия, конечно, тоже получала все эти годы немалую финансовую помощь. Другой вопрос, как этой поддержкой распорядились в Киеве и Минске.

«Батька» Белоруссии

Александр Лукашенко создал в Белоруссии уникальную социально-экономическую и политическую систему, не имеющую аналогов среди постсоветских государств. В этой системе нет разделения общества на людей первого и второго сорта по имущественному, этническому или языковому признаку. И эта система, часто именуемая «социальным государством», продемонстрировала удивительную устойчивость.

Достаточно вспомнить, какие потрясения за последние четверть века пережили другие бывшие республики СССР – Молдова, Украина, Грузия или Армения с Азербайджаном. За видимым благополучием прибалтийских республик скрываются откровенно этнократические режимы, поразившие в правах (Эстония с Латвией) до трети своего населения, и способные к существованию исключительно в роли форпоста Запада против России.

Социально-политическую стабильность и устойчивость белорусской модели не отрицает почти никто. Что же касается ее экономической эффективности, то тут преобладают негативные оценки. Однако эти оценки никак не соотносятся с белорусской реальностью и обусловлены исключительно идеологической невозможностью признать эффективность нелиберальной модели.

Всего несколько цифр. В 2013 г. ВВП Белоруссии превысил показатель 1990 г. на 100%. На Украине он в том же году был на 30% ниже 1990 г. (и это до потери Крыма и войны в Донбассе). Кстати, российский ВВП в 2013 г. превысил ВВП 1990 г. лишь на 17%.

В 1990 г. ВВП Белоруссии на душу населения превышал соответствующий показатель на Украине всего на 5,7%, а в 2016 г. уже на астрономические 240%.

Или еще один факт о «неэффективности» белорусской экономической модели. По данным российской Высшей школы экономики, которую в симпатиях к Лукашенко заподозрить никак невозможно, в 2017 г. реальные зарплаты в Белоруссии превысили реальные зарплаты в России.

В дополнение к статистике следует добавить только одно – кто в последние 10-15 лет бывал в Белоруссии, могли повсюду видеть «следы довольства и труда», столь разительно отличавшие ее от соседних областей России.

Значит ли это, что у созданной Лукашенко белорусской социально-политической и экономической модели нет проблем? Конечно же, они есть и очень серьезные. Но дело не в наличии проблем. Главное в том, что уникальная белорусская модель жизнеспособна. А проблемы есть у всех. Они есть и ничуть не менее серьезные и опасные (правда другие) и у России, и у Евросоюза и у Америки.

«Иждивенец»

Постоянно приходится слышать и читать (причем, чем дальше, тем чаще) что никакого «белорусского чуда» нет в помине, что все это выдумка пролукашенковской пропаганды. А экономические достижения Белоруссии – результат её многолетнего дотирования Россией. В особо грубой форме эта позиция звучит так: «Белоруссия – страна иждивенка». Соответственно, бессмысленными являются и все разговоры о возможности применения белорусской модели (целиком или её отдельных элементов) в России. Якобы, для этого сначала надо найти страну, которая возьмет Россию на содержание в масштабах, сопоставимых с российскими финансовыми вливаниями в Белоруссию.

Казалось бы, на это возразить нечего. Действительно, Минск благодаря российским экономическим и финансовым преференциям (цена на газ – лишь одна из них) получает от Москвы в денежном выражении примерно 5-6 млрд дол. дотаций, при бюджете в 22-23 млрд. С учетом разницы в масштабах двух стран России для того, чтобы жить по белорусской модели надо найти спонсора на ежегодные 100 млрд. А с учетом вопросов безопасности, которые для Белоруссии решает российский ракетно-ядерный «зонтик», России понадобится все 150 млрд. ежегодных дотаций. Очевидно, что этого не может быть «по определению», следовательно, о применимости белорусской модели к российским условиям нечего и говорить.

Однако далеко не всё столь однозначно. Да, без российской прямой и косвенной помощи, и давайте честно признаем помощи совсем немалой, никакого «белорусского чуда» не могло бы быть в принципе. Но только ли помощь сделала возможным «белорусское чудо» или может быть это созданная Лукашенко социально-политическая и экономическая модель позволила максимально эффективно помощью распорядиться?

В Псковской и Смоленской областях цена на газ еще ниже, чем в Белоруссии, а контраст разительный. По одну сторону границы прекрасные дороги, живые села и ухоженные маленькие города, по другую – запустение и разруха, словно «Мамай прошел». Изменения в лучшую сторону на этих коренных русских землях стали проявляться лишь в самое последнее время.

Что же касается дотаций для России, то они, как это ни странно для кого-то прозвучит, были все прошлые годы и есть сейчас. Причём ничуть не в меньших объемах, чем российские дотации Белоруссии (пропорционально разнице в масштабах наших стран). Только Россию, в отличие от Белоруссии, дотируют наши предки, а не другое государство. Те поколения, которые отстояли и освоили огромные территории с неисчислимыми богатствами в недрах. Те поколения, которые создали колоссальную нефтегазовую индустрию, доставшуюся Российской Федерации в наследство от Советского Союза. Индустрию, позволившую получить за последние 15 лет от экспорта энергоносителей примерно три триллиона долларов. Если это не дотация со стороны наших предков, то что такое дотация?

Метаморфоза

Борьба за Союзное государство, создание социального государства в Белоруссии – это то, чем Александр Лукашенко вписал себя в историю и России и Белоруссии, за что ему при жизни по праву можно поставить памятник. Но из этого совершенно не следует, что надо закрывать глаза на другую сторону деятельности Лукашенко, на тенденции, которые в его внешней и внутренней политике начинают проявляться все более явственно.

Совершенно очевидно, что как минимум в последние десять лет стратегической целью Александра Григорьевича является строительство не Союзного с Россией государства, а строительство «незалежной» Беларуси, нейтральной по отношению и к России и к Западу.

В провалах интеграционных процессов у нас много и справедливо обвиняют власти России. Отрицать эту вину нет смысла. Именно российская элита не позволила Союзному государству стать в полном смысле слова государством. А фильмы про «крестного Батьку», а всевозможные «молочные» и им подобные войны, а многочисленные попытки рейдерских захватов лакомых кусков белорусской промышленности и многое, многое другое? Перечислять можно долго.

Однако параллельно шел и другой процесс. Показательны изменения в официальной белорусской пропаганде. Первоначально целью провозглашалось «воссоединение» Белоруссии и России. Затем речь стала идти о «единении» двух стран. Потом об их «интеграции». Пока, наконец, на первый план не вышла концепция «Белоруссия – мост между Россией и Евросоюзом». Концепция, в рамках которой Белоруссия является равно удаленной и равно дружественной двум этим «монстрам», по выражению Лукашенко.

Столь же показательны и смены идеологических ориентиров, которые очень четко формулировал Александр Лукашенко. Когда в начале его президентства главным был концепт общерусского единства белорусов и великороссов Лукашенко любил говорить, что «белорусы – это русские со знаком качества». Когда же высшей ценностью была объявлена «незалежность», то из уст Лукашенко прозвучало прямо противоположное: «Мы не русские, мы белорусские».

Под новую стратегическую цель и новый идеал из государственного управления и системы пропаганды за последние годы оказались вычищены практически все искренние сторонники не только «воссоединения» и «единения», но даже и «интеграции» Белоруссии с Россией.

Симптоматичным был демонстративный отказ Минска совместно с Москвой отметить 200-летие Отечественной войны 1812 г. На официальном уровне она была объявлена чужой российско-французской войной, дважды прокатившейся по территории Беларуси. «Нерусские» белорусы оказывается не должны теперь иметь никакого отношения к той нашей общей победе.

Лукашенко, еще задолго до Путина называл разрушение Советского Союза катастрофой, и заявлял, что строительство Союзного государства – это попытка устранить ее последствия, хотя бы для России и Белоруссии. Но когда на первый план вышла «незалежность» – все переменилось. И это не удивительно – без Беловежской пущи никакой независимой Беларуси, объявленной Лукашенко высшей ценностью, быть в принципе не могло.

Именно этим объясняется то, что Лукашенко до сих пор не признал и возвращение Крыма в Россию. Его, как и всех остальных лидеров бывших союзных республик, включая союзников России по ОДКБ, в 2014 г. повергли в шок даже не действия Москвы, а мощное народное движение за воссоединение, стихийно вспыхнувшее по всему Востоку и Югу Украины.

Угроза разрушения статус-кво, возникшего в результате краха СССР, была воспринята Лукашенко как прямая угроза жизненным интересам Беларуси. Показательна терминология, которая использовалась в выпусках новостей на государственных белорусских каналах в разгар начатой киевским режимом карательной экспедиции в Донбассе, – армия Украины «освободила» Славянск, армия Украины уже в предместьях Донецка и начинает операцию «по освобождению» столицы Донбасса. Правда, от кого «освобождают» предусмотрительно не указывалось, и восставший народ Донбасса все же «террористами» не называли.

Утопия

Надо признать, что в России есть немало тех, кого совершенно не смущает новый курс Лукашенко на строительство отдельной, нейтральной по отношению к России Белоруссии. Правильно делает – твердят они. Чем дальше от московских олигархов, тем лучше. Пусть укрепляет этот островок социальной справедливости и народного благополучия. Помню, еще в конце 90-х, когда вел на нескольких московских радиостанциях передачи в поддержку союза России и Белоруссии, в прямой эфир было немало звонков, смысл которых сводился к тому же набору идей – никакого союза с Россией абрамовичей и гусинских.

Пафос этих поборников Лукашенко вполне понятен. Но в политических вопросах полезно помимо эмоций еще и разум включать. Созданная Лукашенко в Белоруссии уникальная социально-политическая система может существовать только и исключительно в условиях союза с Россией. И никак иначе. Курс на отделение от России, на нейтральную самостийность – это смерть для социального государства в Белоруссии.

Доказательства? Извольте. Как уже говорилось, российские дотации, дошедшие в последнее время до 5-6 млрд. дол. – неотъемлемая часть «белорусского экономического чуда». С какой стати Россия должна нейтральному по отношению к ней государству, не желающему исполнять союзнические обязательства, эти дотации предоставлять?

Кто-то скажет, что это плата за наличие российских военных объектов на территории Белоруссии, а главное за то, что в Белоруссии нет дискриминации русского населения и нет гонений на русский язык. Но последнее – это аргументы из арсенала рэкетиров – платите деньги, иначе вашим близким будет плохо. Сомневаюсь, что такая рэкетирская тактика принесет в общении с Москвой желаемый результат. Что же касается военных объектов, то они, несомненно, имеют для России стратегическое значение. Но на деньги, которые Москва выделяет Минску, не составит большого труда создать подобные на российской территории. Плата за нейтралитет, за отказ от размещения баз НАТО? Опять из области мечтаний рэкетира.

Поэтому при продолжении прежнего курса на самостийность, прикрываемого лишь разговорами о союзной интеграции, прекращение российской финансовой поддержки – вопрос времени. Причем скорого времени.

Допустим, хоть это и ненаучная фантастика, Запад согласится дотировать Белоруссию в благодарность за ее уход с орбиты России. Поступит с нею не как ныне с Украиной, а как в 90-е с Польшей.

Но в обмен на такую помощь он совершенно очевидно потребует проведения рыночных реформ, которые камня на камне не оставят от социальной направленности современной белорусской государственности и экономики. Это факт.

Теоретически возможно сохранить прежнюю социально-экономическую систему и без дотаций, получая средства за добросовестное исполнение функций «моста» между Евросоюзом и Россией, мастерски лавируя между ними. Но подобное возможно лишь при одном непременном условии: если Запад заинтересован в налаживании добрососедских отношений с Россией. Сейчас же мы видим обратное. Явно взят курс на конфронтацию с Россией, на новую Холодную войну, в лучшем случае, в худшем – гибридную. А мосты, как известно при любых войнах долго не живут. Сколько бы Лукашенко не призывал великие державы одуматься и встать на путь взаимовыгодного сотрудничества – от его слов ничего не зависит.

Впрочем, представим совершенно невероятное. То ли Запад согласился финансово поддерживать Белоруссию бескорыстно, то ли сработала концепция «моста», но деньги на функционирование белорусского социального государства нашлись и что? Результатом станет все тот же крах белорусской модели, созданной Александром Лукашенко, если, конечно, не будет союзных отношений с Москвой.

Строительство независимой от России Беларуси, даже в самых тепличных условиях, неизбежно потребует выработки особой белорусской идентичности, отдельной от русской. Кстати, это уже медленно, но верно идет в Белоруссии. Тут вам и концепция «литвинства» и Великое княжество литовское, как средневековая форма белорусской государственности и т.д. и т.п.

Если независимость, как объявляет теперь Лукашенко – это высшая ценность, к которой веками стремилась белорусская нация, то встает вопрос о том, почему независимости не было раньше? Вопрос, из которого автоматически вытекает тема национально-освободительной борьбы за эту самую независимость. А с кем боролись? Великое княжество литовское – это теперь государство белорусское, значит с ним вести национально-освободительную борьбу невозможно. Речь Посполитая? Но она была на добровольных началах создана все тем же ВКЛ совместно с Польшей. Остается один супостат – варварская Московия, завоевавшая европейскую Беларусь (в то время ВКЛ, входившее в Речь Посполитую) и насадившая на ее цивилизованной земле свои тоталитарные нравы и свой язык. Показательно, что в разряд героев белорусской истории уже записывают всех участников польских восстаний XIX в. против Российской империи, родившихся на территории современной Беларуси.

Дальше по этой логике, от которой никуда не уйти (коготок завяз, всей птичке пропасть) придется отказываться и от понятия Великая Отечественная война. Истинными героями окажутся полицаи, «героически отстаивавшие независимость Беларуси от коммунистического СССР и нацистской Германии».

Все как сейчас на Украине. Такого не может быть в Белоруссии, свято чтящей свое партизанское прошлое? Но пару десятилетий назад столь же диким казалось предположение, что на Украине героем станут считать не Ковпака, а гауптштурмфюрера СС Шухевича.

Подобно тому, как независимая от России Украина неизбежно превращается в Анти-Россию, точно также и независимая Беларусь будет превращаться в Анти-Россию. Украинский опыт показывает, что третьего не дано. А это означает опять-таки крах той Белоруссии, которую все последние четверть века создавал Лукашенко.

На Украине насильственное насаждение чуждой идентичности, попытка запрета русского языка вызвали в 2014 г. мощное народное сопротивление, которое привело к отделению Крыма и войне в Донбассе. Предполагать, что белорусы безропотно позволят властям через колено ломать свою идентичность, нет никаких оснований. Полыхнет так, что от выпестованного Лукашенко маленького островка стабильности и благополучия не останется камня на камне. На беду всего Русского мира и на радость Запада и его «свидомых» прислужников в Белоруссии.

Выбор

Время, когда можно было сидеть сразу на двух стульях, стремительно уходит. Лукашенко, независимо от его желания, придется делать выбор между созданной им в Белоруссии уникальной социально-политической и экономической моделью и «самостийностью», провозглашенной им высшей ценностью. В «одном флаконе» они долго сосуществовать не смогут. Какой выбор он сделает и кем войдет в историю Белоруссии и России, увидим в самое ближайшее время.

P.S. Необходимость выбирать между белорусской моделью и углубленной интеграцией в рамках Союзного государства перед Лукашенко не стоит.

Да, для части российской элиты белорусское социальное государство – кость в горле. Но давайте не забывать и того, что оно возникло именно в рамках союза с Россией и существует лишь благодаря военно-политическому и экономическому «зонтику», предоставляемому Москвой.

Это, во-первых. А во-вторых, в нынешней международной обстановке полная инкорпорация Белоруссии, с унификацией политических, социальных и экономических систем, совершенно невыгодна России.

Игорь Шишкин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
586

Похожие новости
21 мая 2019, 07:14
17 мая 2019, 09:14
18 мая 2019, 13:14

 
20 мая 2019, 05:14
21 мая 2019, 07:14
18 мая 2019, 13:14

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии