Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Израиль может быть лишен главного «инструмента устрашения террористов»

Фото из открытых источников
Что важнее – права человека (в том числе право собственности) или борьба с терроризмом (в том числе с помощью «варварской практики»)? Крайне нетипичный для Израиля ответ на этот вопрос дал его Верховный суд, чем немедленно вызвал в стране бурную и непримиримую дискуссию. О чем идет речь?
Десятилетия неудачных попыток выстроить мирное сосуществование с палестинцами заставили некоторых израильтян задуматься о смене политики. Может, нужно отменить методы коллективного наказания арабов, которые противоречат основополагающим правам человека?
Другие же израильтяне уверены, что не нужно. Поскольку, по их мнению, с той стороны людей нет. По крайней мере, таких же, как они сами.

Пожалейте

 

Палестино-израильский конфликт не случайно считается одним из самых сложных, и даже нерешаемым. Дело тут не только в статусе Иерусалима или принадлежности Западного берега, а еще и в запредельном уровне ненависти между сторонами конфликта.
Ненависти, которая уже перешла в стадию дегуманизации противника и в применение абсолютно античеловечных мер друг к другу. Мер, которые – и в этом вся трагедия – действительно могут быть оправданны. И когда правозащитники начинают апеллировать к морали, их оппоненты базируют свои контраргументы на национальном интересе.
Один из таких споров сейчас находится в центре внимания израильской общественности. Все началось 12 мая, когда израильский солдат Игаль бен-Амит, находящийся на задании в деревне Ябед на Западном берегу, был убит брошенным с дома куском шлакоблока. В доме сразу устроили обыск и арестовали за убийство проживающего там 49-летнего палестинца Назми Абу-Бакра. В июне ему предъявили обвинение – и, скорее всего, его посадят, поскольку Назми Абу-Бакр признался в том, что куски шлакоблока действительно бросал.
Поскольку по израильским традициям наказание террориста должно было сопровождаться сносом дома, где тот жил, власти сразу начали подготовку к сносу третьего этажа здания (где жил террорист с женой Сухейлой и детьми). Военные провели необходимые мероприятия по оценке дома, чтобы понять, как его лучше всего сносить, дабы не повредить остальные этажи. И заверили, что особого вреда остальному зданию при сносе этажа не будет.
Однако семья террориста (его жена и братья, которые с семьями жили в том же доме) при помощи израильских правозащитников оспорила решение властей в суде – и выиграла дело. Двое судей – Менахем Мазуз и Джордж Карра (последний – араб-христианин) – решили, что дом сносить нельзя. Нужно лишь запечатать ту комнату на третьем этаже, где жил сам террорист. Они не захотели оставлять бездомными жену Назми и восьмерых его детей. «Истцы по делу не подтвердили, что жена и дети были как-то связаны с преступными действиями отца – они ему не помогали, о его намерениях совершить преступление не знали и действия его не поддержали», – заявил Менахем Мазуз.
По словам судьи, убийце грозит очень большой срок, так что ему лично от сноса дома особенного вреда не будет. «Нападающий получит наказание по закону, но последствия его действий не должны касаться тех, кто в них не виноват», – вторит ему Джордж Карра, выступающий вообще против концепции коллективного наказания через снос домов террористов.
Единственная судья, которая проголосовала за снос, Яэль Уиллнер, поясняет, что дом был использован для совершения убийства, и снос его станет наукой другим потенциальным убийцам. По ее мнению, практика сноса домов террористов – это пусть и печальная, но все-таки необходимость.

Кого жалеть?

 

Ее точку зрения разделяет семья погибшего. Мать погибшего солдата Игаля заявила, что принявшие решение судьи «еще раз убили» ее сына. «Я что, виноват, что новый тип террориста – это человек за сорок с восемью детьми?» – возмущается отец погибшего солдата, называющий решение суда «наградой за терроризм».
Однако куда более важно, что на этой же позиции стоят нынешние руководители страны. По их мнению, вердикт судей был аморальным. «Решение судей... стало еще одним пятном позора на Верховном суде», – говорит министр внутренних дел Израиля Амир Охана.
Хуже того – оно, по мнению правых политиков, еще и стало предательством национальных интересов государства Израиль.
«Верховный суд сбросил огромный камень на важнейший компонент антитеррористической политики устрашения», – заявил член Кнессета от «Ликуда» Ави Дихтер. Аргументы о морали и невиновности семьи «правым лагерем» вообще не воспринимаются. «Мазуз и Карра ставят под угрозу жизни каждого из вас. Право собственности террористов и членов их семей оказывается для судей более важным, чем наши жизни», – возмущается член Кнессета Безалель Смотрич.
Премьер-министр Биньямин Нетаньяху уже потребовал проведения дальнейших дискуссий по этому вопросу (генпрокурор подаст апелляцию) и заявил, что его правительство все равно продолжит практику уничтожения домов террористов. «Разрушение домов – важный инструмент устрашения в деле борьбы с терроризмом», – согласился с нынешним премьером его партнер по коалиции и будущий премьер Бени Ганц. А бывший министр обороны Нафтали Беннет заявил, что сделает все для разрушения дома террориста, поскольку «решение Верховного суда вдохновляет других террористов на атаки».

Террором на террор

 

Израильские правозащитники, впрочем, тоже не совсем довольны решением суда – они хотели бы, чтобы судьи вообще запретили практику сноса домов террористов. «Пора отказаться от этой варварской практики, которая противоречит базовым понятиям морали и справедливости», – говорят они.
Однако – к счастью для премьер-министра Нетаньяху – практика сохранится. Во-первых, потому, что большинство судей Верховного суда (а всего судей аж 15 человек) ее поддерживают. «Только Мазуз и Карра выступают против – и так уж получилось, что дело попало в их руки», – поясняет депутат Кнессета Айелет Шакед, которая в бытность министром юстиции с 2015 по 2019 год поучаствовала в создании «консервативного» состава суда. И если премьер-министр действительно подаст жалобу на решение суда, и эта жалоба будет рассмотрена иным (в том числе и более широким) составом судей, то высока вероятность того, что дом все-таки снесут.
Во-вторых, израильтяне не собираются отменять «варварскую практику», поскольку, по их мнению, палестинцы варвары и понимают только такой язык.
«Так уж получается, что в единственной «варварской практике» вокруг убийства евреев замечены палестинские власти. Это они поощряют насилие против израильтян в школьных учебниках, прессе. Более того, они выплачивают здоровенные стипендии террористам и членам их семей. Так что можете не сомневаться – «бедненькие» жена и дети Абу-Бакра уже начали получать зарплату за совершенное им убийство Бен-Игаля», – говорит израильская журналистка Рути Блум.
Израильтяне в принципе соглашаются с тем, что насилие порождает насилие. Однако они уверены и в том, что Палестинская автономия от насилия не откажется – а значит, и они не имеют права капитулировать, превращаясь в объекты для закидывания шлакоблоками. Поэтому и ведут войну в надежде на то, что им удастся подавить склонность соперников к террору.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
423

Похожие новости
29 сентября 2020, 19:28
28 сентября 2020, 11:00
26 сентября 2020, 13:28

 
27 сентября 2020, 12:14
27 сентября 2020, 10:42
28 сентября 2020, 13:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии