Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Что самом деле задумал Эрдоган?

Фото из открытых источников

Очень интересная статья в репаблике на тему сегодняшнего положения в Турции. У меня много знакомых в турции, и один из самых близких - давний сторонник Эрдогана. Мы много спорили с ним ранее, еще до попытки переворота, и я предупреждал его, что Эрдоган приведет страну к краху. Несмотря на сбитый русский истребитель, между Эрдоганом и Путиным довольно близкие дружеские отношения, оба этих человека используют похожие методы в политике внутри страны, в внешней политике и потому им близки позиции друг друга.

Но это также означает, что то что происходит в России - может произойти в Турции и наоборот. Именно поэтому важно внимательно следить за происходящим сейчас там - тоже самое с большой вероятностью будет и в России.

Десять лет назад Турция считалась перспективной демократией. Она готовилась к вступлению в Евросоюз. В Европе хвалили ее за «устойчивое демократическое развитие». Президент США, выступая в турецком парламенте, указывал на ее прогресс.

Сейчас репрессии в стране стали повседневностью, а власть президента практически не ограничена. В мировом рейтинге свободы прессы Турция – среди худших (157 место из 180), а ее лидер – фигурант списка «медиахищников», который составляют «Репортеры без границы».

«Он почти всемогущий. Он определяет цены на лекарства, его родственники контролируют экономику. Даже оперу, которую он ненавидит, отдали под его контроль», – говорит писательница и правозащитница Аслы Эрдоган, покинувшая страну после того, как ее полгода продержали в тюрьме по обвинению в связях с террористами. После международных протестов ее отпустили, хотя обвинения так и не были сняты.

Волна арестов и увольнений началась два года назад – после неудавшегося военного переворота. И эта кампания, затронувшая тысячи людей, не связанных с политикой, продолжается до сих пор. Количество задержанных – предполагаемых сторонников духовного лидера Фетхуллаха Гюлена, которых обвиняют в мятеже 2016 года – исчисляется сотнями в неделю. Процесс настолько поставлен на поток, что его даже автоматизировали. Следуя недавней новости, напоминающей сюжет антиутопии, турецкие военные создали алгоритм – «гюленистометр» – и используют его для поиска «врагов государства».

При всем этом Турция не превратилась в «страну-изгоя». Она сохраняет влияние как одна из крупных экономик, входящих в G20, и остается популярной среди туристов.

Ситуация

За два года в Турции по подозрению в связях с заговорщиками были задержаны более ста тысяч человек. Около 77 тысяч отправлены в тюрьмы, из них более полутора тысяч – пожизненно. Министерство юстиции признало, что тюрьмы переполнены. По данным оппозиции, за время, пока партия Эрдогана у власти, тюремное население страны выросло в несколько раз.

Более 170 тысяч человек – учителей, врачей, полицейских, судей, которых заподозрили в симпатиях к движению Гюлена – уволены из государственных структур. Всего под следствие попали почти полмиллиона человек – как заявило министерство обороны Турции, «население небольшой страны».

Нередко это сопровождалось сомнительными обвинениями. Согласно отчету Стокгольмского центра свободы, человека могут арестовать или уволить за счет в Bank Asya, который считался близким к движению Гюлена, наличие мобильного приложения ByLock (власти заявляют, что им якобы пользовались заговорщики для секретных переговоров) и даже наличие долларовых банкнот. Правительство всерьез утверждало, что купюры в один доллар якобы использовались заговорщиками для тайных целей.

Прокуратура позднее признала, что массовые аресты за ByLock были ошибкой. Но ситуация в целом мало изменилась. Не так давно сотрудников одного из вузов уволили за лечение в клинике, связанной с Гюленом. Местному певцу, снявшемуся в ролике с долларовыми купюрами, пришлось объясняться в прокуратуре. Видео стало поводом для расследования. В деле сотрудника NASA Серкана Гельге, которого заподозрили в связях с заговорщиками, доказательствами стали счет в Bank Asya и долларовая купюра, найденная в комнате его брата.

Все это выглядит абсурдным, но официально воспринимается как норма. И «гюленистометр» стал символом такой политики.

Алгоритм, созданный по инициативе высокопоставленного офицера турецкой армии, оценивает людей по сотням критериев – деталям биографии, социальным связям и так далее. Среди них, например, место работы супруга или супруги, место учебы детей, а также упомянутые счета в Bank Asya и использование ByLock. Для офицеров учитывается даже число правильных ответов на экзамене при поступлении в военное училище (якобы если у двух людей эти цифры совпадают, они могут быть тайными сторонниками Гюлена, которых «внедрили» в армейские структуры). Алгоритм уже активно применяется в военно-морских силах. Им проверили более 800 тысяч человек – бывших и действующих военных, а также их родственников. В результате, как сообщила лояльная власти пресса, обнаружены 4,5 тысячи подозреваемых в связях с Гюленом, а также несколько сотен «тайных имамов» – их предполагаемых кураторов.

Эффект

В последние десятилетия, как отмечал экономист Сергей Гуриев (в прошлом ректор Российской экономической школы, ныне главный экономист ЕБРР) в исследовании, посвященном современным диктатурам, авторитарные режимы менее склонны к репрессиям – они больше полагаются на пропаганду и взаимодействие с элитой, пытаясь при этом поддерживать видимость демократии. Применение силы подразумевает издержки и риски – например, сильный репрессивный аппарат может стать угрозой для самого диктатора. «Помимо этого репрессии негативно сказываются на экономике, – писал он. – Они провоцируют эмиграцию предпринимателей, при этом политическое насилие может снизить зарубежные инвестиции, вызвать отток капитала и даже подорвать стабильность национальной валюты».

Но происходящее в Турции напоминает, скорее, более ранние модели. Некоторые западные журналисты сравнивали это со сталинскими репрессиями. Движение Гюлена в прошлом было союзником правящей партии, и его сторонники действительно получили доступ к государственным структурам. Но даже если власть видит в них угрозу, вряд ли она всерьез верит, что массовые аресты по нелепым обвинениям имеют смысл. Скорее, ее логика соответствует принципу Иосифа Сталина (о том, что доносы нужны, даже если в них будет «пять процентов правды») и его помощника в организации террора Николая Ежова («лучше пусть пострадают десять невинных людей, чем один шпион ускользнет от расплаты»).

Общий эффект от происходящего сложно оценить – например, в сфере науки и образования, где были уволены десятки тысяч школьных учителей (помимо этого у более 20 тысяч преподавателей в частных школах были отозваны лицензии), более пяти тысяч научных работников. Массовые увольнения затронули также несколько тысяч прокуроров и судей. На их место, по словам местных юристов, пришли люди, нередко плохо разбирающиеся в законах. «Мы работаем в рамках закона, а судьи и прокуроры – нет, – заявил один из адвокатов. – Они просто не знают законов, и их это не беспокоит».

Увольнения коснулись и более 20 тысяч человек в сфере здравоохранения. Многие столкнулись с трудностями в поиске работы – как в государственном, так и в частном секторе. Увольнение по подозрению в связях с Гюленом, даже при отсутствии формальных обвинений, нередко приводит к тому, что Amnesty International назвала «гражданской смертью». Невозможность устроиться на работу, запрет на выезд из страны и отсутствие эффективной правовой защиты создает для таких людей очень тяжелую ситуацию. Некоторые районы, согласно отчету Стокгольмского центра свободы, из-за этого испытывают нехватку врачей. При этом власти задерживали трудоустройство выпускников медицинских вузов, ссылаясь на необходимость проверить их благонадежность.

Taxfree

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

326

Похожие новости
17 октября 2018, 11:56
17 октября 2018, 12:28
19 октября 2018, 13:56
19 октября 2018, 06:28
19 октября 2018, 15:56
19 октября 2018, 08:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии