Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Будьте здоровы, Ким Чен Ын

Возможная болезнь Ким Чен Ына является не только очередной темой для светской хроники в её северокорейском варианте — к сожалению, она может довольно быстро привести к серьёзным политическим последствиям. Всем заинтересованным сторонам, включая Россию, необходимо понимать, что события, развернувшиеся в Пхеньяне в середине апреля, с большой долей вероятности являются лишь первым сигналом начинающегося опасного кризиса. Его, пожалуй, следует бояться, но это не означает, что к нему не следует готовиться, пишет Андрей Ланьков, профессор Университета Кунмин (Сеул).

Во второй половине апреля Северная Корея оказалась в центре внимания мировых СМИ — причём не в связи с очередными ядерными испытаниями или запуском новой межконтинентальной баллистической ракеты. Причиной интереса стали слухи, связанные с состоянием здоровья (а возможно, и физическим пребыванием на бренной земле) северокорейского Высшего Руководителя маршала Ким Чен Ына.

Однако 1 мая Ким Чен Ын появился на церемонии открытия нового завода удобрений, и большинство наблюдателей, не занимающихся корейскими вопросами профессионально, решили, что все разговоры о возможных проблемах и опасностях являлись очередным «хайпом» в СМИ. К сожалению, дела обстоят куда сложнее.

Начнём с того, что известно наверняка. 11 апреля Ким Чен Ын принял участие в расширенном заседании Политбюро ЦК ТПК. 12 апреля в Пхеньяне открылась очередная сессия Верховного народного собрания — северокорейского парламента, — на которой Ким Чен Ын, в принципе, должен был присутствовать. Однако он там не появился. Впрочем, это его отсутствие не вызвало особых подозрений, ибо подобные сессии он пропускал и в прошлом.

15 апреля в Северной Корее отмечается День Солнца, то есть день рождения генералиссимуса Ким Ир Сена, основателя северокорейской правящей династии. День Солнца является важнейшим политическим праздником в Северной Корее, и присутствие действующего руководителя на этих торжествах всегда считалось абсолютно обязательным. Тем не менее Ким Чен Ын на мероприятиях не появился. Более того, наблюдатели сразу отметили, что у статуи Ким Ир Сена не появилось и обычной корзины с цветами, возлагаемой от имени действующего руководителя страны. С этого момента стало ясно, что в Северной Корее происходит что-то необычное.

За весь период с 11 апреля по 1 мая на страницах северокорейской печати появилось всего лишь несколько документов, которые, как утверждалось, были подписаны Ким Чен Ыном. Однако эти документы являлись лишь довольно краткими поздравительными письмами, которые, как все понимают, целиком готовятся аппаратом руководящего лица и этим лицом лишь подписываются. Всё это было чрезвычайно странным, но прецедент у этого исчезновения всё-таки был. Осенью 2014 года сообщения о деяниях Высшего Руководителя точно так же исчезли из северокорейских СМИ. Тогда Ким Чен Ын появился после 40 дней отсутствия сильно прихрамывая и с палочкой (ходить без помощи палочки он не мог ещё несколько недель). Что тогда случилось с Ким Чен Ыном, до сих пор достоверно не известно, однако очевидно, что северокорейский руководитель при каких-то обстоятельствах серьёзно повредил ногу и, скорее всего, провёл эти 40 дней в постели под присмотром врачей.

На этот раз исчезновение Ким Чен Ына породило мощнейшую волну взаимоисключающих слухов. Вся эта разноголосица и странное молчание северокорейских СМИ показали, что в Пхеньяне случилось что-то необычное, — однако никакой достоверной информации оттуда так и не проникло.

Когда 1 мая Ким Чен Ын наконец появился на людях, врачи, ознакомившись с видеозаписями церемонии, заметили, что он с некоторым трудом пользуется левой рукой, испытывает определённые трудности при ходьбе и, кажется, имеет проблемы с координацией движений. Вдобавок на запястье левой руки Высшего Руководителя была заметна небольшая рана, которая может быть последствием перенесённой им операции на сердце и сосудах. Иначе говоря, похоже, что в середине апреля у Ким Чен Ына действительно были медицинские проблемы, от которых он только начинает оправляться.

Ничего необычного в этом, конечно, нет, ибо северокорейский руководитель ведёт крайне нездоровый образ жизни — о чём, в частности, свидетельствует его внешний вид. При росте около 170 см он весит 130–140 кг и практически не расстаётся с сигаретой. Вдобавок последние несколько лет были для него, человека и без того весьма вспыльчивого и эмоционального, временем постоянных стрессов и серьёзных разочарований, которые он, как можно предполагать, воспринимал болезненно. В общем и целом, несмотря на молодой возраст (Ким Чен Ыну всего лишь 38 лет), состояние его здоровья вызывает опасения. Понятно, что в обозримом будущем с ним могут случиться новые неприятности — даже вне зависимости от того, что именно произошло с ним в апреле.

Однако возможная болезнь Ким Чен Ына является не только очередной темой для светской хроники в её северокорейском варианте — к сожалению, она может довольно быстро привести к серьёзным политическим последствиям.

В Северной Корее нет системы организованной передачи власти. Все предшественники Ким Чен Ына назначали себе наследника заблаговременно, и на протяжении некоторого времени будущий наследник правил страной вместе с действующим лидером, постепенно формируя себе базу поддержки и приучая широкие слои населения и политическую элиту к факту своего существования. В случае внезапной смерти Ким Чен Ына с большой вероятностью в стране может вспыхнуть серьёзный конфликт.

Конечно, северокорейская элита отличается немалой сплочённостью, ибо она понимает: возможным исходом внутреннего конфликта может стать не только падение нынешнего режима, но и крах северокорейской государственности, за которым последует поглощение (фактически — завоевание) Севера богатым и процветающим Югом. При таком повороте событий у всей северокорейской элиты нет будущего, и одного осознания этого факта может оказаться достаточно для того, чтобы обеспечить весьма высокую степень её единства даже в условиях кризиса.

Тем не менее нельзя исключать, что внезапная смерть лидера при отсутствии формально утверждённых наследников и в условиях, когда на его позицию по разным причинам будут претендовать несколько влиятельных кандидатов, может привести к вспышке нестабильности в стране.

При этом не следует забывать, что в Северной Корее имеется, по оценкам, от 50 до 70 ядерных зарядов, а также есть большие запасы других видов оружия массового поражения. В настоящее время весь этот опасный арсенал находится под более или менее надёжным присмотром, однако в условиях нестабильности возникнет серьёзная угроза утечки подобных материалов и технологий в самые ненадёжные руки. Уже одного этого обстоятельства будет достаточно для того, чтобы соседние державы — в первую очередь США и Китай — всерьёз бы задумались о возможном вмешательстве в северокорейский кризис. Разумеется, для такого вмешательства есть и иные, не столь бескорыстные причины — желание вышеупомянутых (а также и иных) держав увеличить своё влияние в Северо-Восточной Азии, а также ослабить там позиции своих реальных или потенциальных конкурентов.

Всё это означает, что внутриполитический кризис в Северной Корее может быстро создать немалые проблемы в отношениях между Китаем и Соединёнными Штатами. Понятно, кстати, что руководители сражающихся за власть северокорейских группировок с большой вероятностью будут искать себе внешнюю поддержку, и за этой поддержкой они, скорее всего, обратятся именно в Пекин и Вашингтон.

Ситуация осложняется ещё и нынешним состоянием американо-китайских отношений. Когда в 2008–2009 годах у отца нынешнего северокорейского лидера очевидно возникли проблемы со здоровьем (как мы сейчас знаем, у него случился инсульт), США и Китай провели серию неофициальных закрытых консультаций, используя хорошо проверенную форму «второй дорожки». На этих консультациях, которые, с одной стороны, никого ни к чему не обязывали, но с другой — давали возможность понять позиции и возможности друг друга, стороны обсуждали свои возможные действия в том случае, если в Северной Корее начнётся кризис из-за внезапной смерти вождя, наследник которого на тот момент ещё не был толком назначен.

В нынешней ситуации, однако, рассчитывать на такие консультации и координацию особо не приходится. Наоборот, куда более вероятным представляется, что и вашингтонские, и пекинские ястребы, равно как, возможно, и их единомышленники в иных странах, могут попытаться воспользоваться кризисной ситуацией в своих целях. Понятно, что подобный поворот событий может кончиться достаточно печально как для Кореи, так и для её соседей, в том числе, возможно, и соседей довольно дальних.

Всё это, конечно, даёт нам немалые основания для того, чтобы желать Ким Чен Ыну здоровья и, главное, максимальной работоспособности — тем более что проводимая им в первое десятилетие правления политика в целом является весьма разумной и рациональной. Однако всем заинтересованным сторонам, включая и Россию, необходимо понимать, что события, развернувшиеся в Пхеньяне в середине апреля, с большой долей вероятности являются лишь первым сигналом начинающегося опасного кризиса — или, скорее, напоминанием о том, что вероятность такого кризиса существенно возросла и едва ли будет снижаться в обозримом будущем. Этого кризиса, пожалуй, следует бояться, но это не означает, что к нему не следует готовиться.

Андрей Ланьков


Автор Андрей Николаевич Ланьков — востоковед-кореевед, историк и публицист. Кандидат исторических наук, профессор. Преподаватель Университета Кунмин (Сеул).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
270

Похожие новости
19 июня 2020, 16:56
02 июля 2020, 14:42
22 июня 2020, 15:28

 
18 июня 2020, 13:00
01 июля 2020, 13:42
23 июня 2020, 19:14

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии