Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Большая Азовская игра

Знаете, чем веет от некоторых новостей? Сюрреализмом. Серьёзно — над некоторыми темами явственно витает призрак Сальвадора Дали. А кое-где к нему даже присоединяется незабвенная тень Франца Кафки. И это ещё дай Бог, чтоб Тимоти Лири на горизонте не появился. А то ситуации бывают уж больно располагающие. Например, та, что сложилась в акватории Азовского моря.

Вот сегодня оттуда прилетела очередная потрясающая новость: Россия и Украина намереваются начать переговоры об обмене капитанов захваченных судов. Даже если просто заглянуть буквально на миллиметр глубже официальных формулировок — становится понятно, насколько происходящее абсурдно. По сути ведь происходит обмен заложниками. Открытым текстом. Прямо. Откровенно. Без ретуши. И всё это великолепие в начале ХХI века.

Ещё в апреле этого года я писал, что Украина навязывает нам систему взаимоотношений, в которой пиратство и взятие заложников станут нормой жизни, и что дать ситуации хоть какую-то логичность можно лишь признав, что на наших юго-западных рубежах идёт война — это избавит нас от необходимости участия в сюрреалистичных ролевых играх и даст чёткую, внятную систему понимания происходящего.

Ведь сама оная ситуация, на самом деле, порождена колоссальной двусмысленностью, когда враг есть, но его, вроде как, и нет. И вообще, это не враг, а дорогой партнёр. По чётным дням. А по нечётным — досадное недоразумение, которое вот-вот само рассосётся (или само развалится), и все мы снова заживём долго и счастливо в любви, нежной дружбе и взаимовыгодном бизнес партнерстве. При этом сам враг ведёт себя наредкость целостно и чётко — он ведёт себя как враг. И этим всё сказано. Такой враг, который понимает, что пока он как следует укусить не может, но очень хочет. А потому кусает по мелочи. Пока что. И вот эта двусмысленность, с одной стороны, позволяет врагу до крайности обнаглеть, а с другой — загоняет ситуацию всё глубже и глубже в сюрреализм, в котором уже есть Дали, Кафка и на подходе Тимоти Лири. И если бы дело было только в нескольких актах пиратства. Отнюдь. Наши драгоценные соседи развивают успех. Причём делают они это в том числе и потому, что в данном вопросе они уже отнюдь не сами по себе.

Может, начинали они этот цирк и самостоятельно. Я ничего не исключаю. Но сейчас это уже не так. Уже вполне отчётливо можно осознавать то, что в процесс активно включились их «старшие партнеры». Ну, или хозяева. Это уж кому, какой уровень откровенности больше нравится. Как недавно заметил в своём твиттере самый эталонный образец этнического украинца, г-н Аваков: «Да, мы сильны друзьями». И вот у этих друзей как раз вполне определённый интерес в данном вопросе.

Не далее как сегодня я слышал утверждение о том, что, дескать, наши бледнолицые братья хотят «отжать у нас Азовское море». Это не совсем так. Дело здесь больше даже не в самом Азовском море, а в том, что находится рядом с ним. И это ни что иное, как Крымский полуостров. Вернув его, Россия получила абсолютную доминирующую позицию во всём черноморском бассейне. О том, насколько стратегически важной эта позиция является, говорит уровень напряжённости, которым сие событие сопровождается.

К сожалению, ирредента Крыма не была доведена до логического завершения: в 2014 году кто-то, разумеется, мудро решил, что сухопутный путь в Крым нам не нужен. Я не стану обсуждать уровень мудрости данного решения. Я скажу лишь, что сейчас между большой Россией и её вновь вернувшейся территорией существует геополитический зазор, который куда шире, чем может показаться на первый взгляд. А в ряде моментов он даже больше, чем выглядит на карте. И в этот зазор забивать клинья будут упорно и со всей силы. По сути, сейчас Крым — это анклав, оторванный от большой земли и соединённый с ней лишь тонкой артерией Крымского моста. Сейчас он более всего напоминает то, что было описано Василием Аксёновым в романе «Остров Крым» — книге, название которой сейчас говорит само за себя. Только отделяет его от обитаемой суши не выдуманный автором Чонгарский пролив, а вполне реальный Керченский. А ещё оно, родимое — Азовское море. И для нашей исторической провинции критически важно, что конкретно происходит в этом море и этом проливе. Ведь Крымский мост — это, безусловно, хорошо. Вот только вопрос с ним может быть ультимативно решён всего парой корабельных ракет. Разумеется, теоретически.

И вот сейчас мы подходим к главному: а что конкретно нужно Украине и её «старшим партнёрам» в Азовском море? А давайте посмотрим, что ещё происходит на приазовской территории, подконтрольной Киеву, помимо ролевых игр с взятием в заложники экипажей рыболовецких судов. Как раз в данный момент там происходят учения т.н. «ООС» (группировки карательных сил, воюющих против Донбасса). Причём, учения эти касаются «противостояния угрозе с моря». Отчего так? Ведь у Донбасса флота нет.

Чуть раньше Украина ввела в Азовское море два своих военных корабля; да не просто в Азовское море, а в нашу исключительную экономическую зону. Бравада украинских военных по этому поводу вызвала у многих смех, а зря. Тем более что акция эта не была никак пресечена даже не смотря на крайнюю дерзость тех, кто её осуществлял: ими, в частности, было заявлено о готовности «расстреливать российских пограничников из пулемётов». Я просто на секунду себе представил, что было бы, пообещай кто-нибудь сделать такое с американской береговой охраной где-нибудь во Флоридском проливе. Что стало бы с этим «пулемётчиком» через пять секунд. Как минимум, он превратился бы в «пулемётчицу». Но вернёмся в наше полушарие. Так вот, как только эти два судна прошли под Крымским мостом, министр обороны Украины г-н Полторак заявил, что целью их перемещения было создание военно-морской базы на Азовском море. И вот это уже совершенно не смешно.

Я, конечно, понимаю, что действительная готовность Украины к созданию такой базы не на словах, а на деле — вещь философская. Причём, касается это всего: от наличия самих боевых кораблей, их должного оснащения (например, корабельными ракетами, упомянутыми выше) и финансовых возможностей, до действительного желания украинской верхушки что-то строить (вместо того, чтобы использовать средства как-то более продуктивно — например, украсть). Но, во-первых, решается этот вопрос, явно, не в Киеве. Во-вторых, всё, чего у Украины для этого не хватает, может у неё довольно оперативно появиться (в связи с тем, что, во-первых). А, в-третьих, совершенно не обязательно, что на этой базе будут стоять именно украинские корабли. Может и кто покрупнее в гости пожаловать. А почему нет-то?

Нет, Азовское море у нас, таким образом, не отжать.

Море вообще отжать тяжело — оно же море. Но это и не является целью. Цель в другом: сковать наши действия в этом регионе путём создания постоянно действующего очага военной напряжённости в том самом зазоре между большой Россией и островом Крым. Который шире, чем кажется, и больше, чем выглядит на карте. Да даже если бы не было Крыма: представьте себе, что это такое — вражеская военная база на рейде Таганрога, в зоне беспроблемного долёта ракет до Ростова-на-Дону и глубоко за спиной наших баз в Севастополе и Новороссийске. Я не говорю о том, что существует актуальная угроза взлёта таких ракет. Но сам факт появления такого расклада в таком месте уже существенно парализует всю нашу активность на Чёрном море. Лишит нас возможности вырваться на оперативный простор. Превращает черноморский регион в гирю у нас на ноге. А ещё фактически отсекает Крым. Именно об этом сейчас идёт речь на Азовском море, а отнюдь не о мелких пакостях с рыболовецкими судами. Именно этот вопрос сейчас назревает в большой Азовской игре.

Что же в итоге? Пока не ясно. Ситуация обостряется, сюрреализм нарастает. И что же со всем этим делать? Сейчас я выскажу своё собственное мнение. Которое, разумеется, я никому не навязываю. После великого исторического воссоединения с Крымом, по сути, Азовское море стало нашим внутренним морем. И давно пора сделать его таким окончательно. Закрыть его. Дать понять украинской политической шантрапе, что для них нет никакого «Данцигского коридора» в Керченском проливе. После чего с удовольствием слушать, как дорогие партнёры выражают «глубокую озабоченность». Ведь внутреннее море — это как уютный бассейн на заднем дворе. В котором могут безопасно купаться дети, без риска наткнуться на хулиганов и педофилов. И, тем более, на тех, кто захватывает суда и берёт в заложники их экипажи.

И я категорически утверждаю, что только это может решить проблему. Ну, или война. Что, собственно, лично мне тоже вполне нравится. Да любые решительные действия уже могут снизить накал проблемы. Украина ведь ведёт себя, как мелкий шпанёнок, чувствующий присутствие старших гопников и от этого запредельно наглеющий. Но вот только эти самые «старшие гопники» не прибегут заступаться за них силовым методом. Они привыкли решать свои вопросы чужими руками — руками таких вот стран-дурачков, которых и кинуть не жалко. А, столкнувшись с грубой брутальной силой один на один, маленькие шпанята, обычно, быстро сдуваются.

Искренне надеюсь, что рано или поздно мы в своей азовской политике придём к пониманию таких простых вещей.

А пока остров Крым находится под ударом. И будет находится ещё долго. Большая Азовская игра разворачивается не особо стремительно, но неумолимо. И она решит его будущее. Надеюсь, что в итоге, оставшись навеки нашим, он перестанет быть островом.

Павел Раста


Автор Павел Сергеевич Раста (позывной «Шекспир») — ополченец, блогер, публицист. Новороссия.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

333

Похожие новости
13 ноября 2018, 23:42
14 ноября 2018, 09:42
13 ноября 2018, 11:28
16 ноября 2018, 07:42
14 ноября 2018, 09:28
16 ноября 2018, 13:28

Выбор дня
17 ноября 2018, 08:14
17 ноября 2018, 10:00
17 ноября 2018, 00:14
17 ноября 2018, 10:00
17 ноября 2018, 10:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии