Главная
Аналитика Геополитика Экономика Мнения Россия Украина

Биолаборатории США — форпост американской и британской разведок


Третья онлайн-конференция «Биологические лаборатории США: угрозы для мирового сообщества», проведённая изданием «Ридус» на базе «Общественной службы новостей», расширила спектр проблемных вопросов и географию участников. Так, на этот раз подробно разбиралась ситуация с биологической безопасностью в Армении и в Закавказье.
Отмечу, что острый и обстоятельный доклад Григора Григоряна, эксперта по организации ветеринарного здравоохранения и борьбе с зоонозными болезнями, по логике вещей, должен был бы заинтересовать представителей грузинского телеканала «Имеди», присутствовавших на конференции. Но они покинули мероприятие, заявив, что всё, что изложено в докладах и выступлениях экспертов, звучит неубедительно.
Кстати, примерно те же претензии были у грузинских специалистов в 2007 году к выводам армянского специалиста Григора Григоряна о том, что в Грузии наблюдается африканская чума свиней: «неубедительно». Но потом его выводы подтвердила референс-лаборатория в Великобритании. Иногда всё же стоит послушать толковых экспертов, чтобы потом не было «мучительно больно за бесцельно прожитые годы».
Мы, кстати, отправляли в посольства США и Казахстана через Facebook официальные приглашения на нашу конференцию. Но никакой реакции не последовало.

Первое поле бактериологической брани

А нам интересна была бы реакция представителей американского посольства на некоторые исторические аналогии. Например, на то, как перекликаются выводы, опубликованные в докладе международной научной комиссии по расследованию фактов бактериологической войны в Корее и Китае (1952), с сегодняшней деятельностью биологических лабораторий США. Работа этой международной комиссии, возможно, и сегодня нам указывает необходимые дорожные карты. Ведь понятно, что бесконечно выражать озабоченность по поводу деятельности американских экстерриториальных объектов в постсоветских странах — это всё равно что звонить в рельс или жаловаться в «Спортлото».
На нашей конференции звучала простая и точная мысль: преступник редко признается в том, что совершил преступление. По крайней мере, до тех пор, пока его не припрут к стенке. Привлечь внимание к проблеме (особенно в тех странах, где о ней молчат) — это лишь первый шаг. Да, важно, чтобы всё больше людей в разных странах понимали, что в деятельности биологических лабораторий Пентагона имеются все признаки военных преступлений. Но военные преступления нужно расследовать. И только тогда появится шанс если не обличить военного преступника, то хотя бы заставить его свернуть свою преступную деятельность.
Приведу одну цитату из доклада международной научной комиссии по расследованию фактов бактериологической войны в Корее и Китае: «Благодаря опубликованию „Материалов судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия“ (Москва, 1950 год) всему миру стали известны многочисленные факты о практической деятельности, проводимой под руководством японского бактериолога Исии Сиро, к сожалению, избежавшего наказания. Было неопровержимо установлено, что японцами применялась техника массового производства бактерий холеры, брюшного тифа и чумы, буквально партиями в сотни килограммов культуральной массы. Также применялась и довольно простая техника для массового разведения крыс и блох, хотя на практике распространялись только последние. Кроме того, многие свидетели приводили точные даты своего выезда на различные японские базы в Китае для наблюдения над применяемыми методами распространения инфекций. Были также приведены многие подробности относительно особых секретных отрядов (таких как пресловутый отряд № 731), их лабораториях, полигонах, тюрьмах, где с бесчеловечным хладнокровием использовали китайских и русских патриотов в качестве подопытных животных. В процессе своей работы Комиссия имела возможность ознакомиться с несколькими из немногих сохранившихся экземпляров бактериологических „бомб“, которые выделывались по проекту Исии Сиро на специальной фабрике в Харбине».

Исии Сиро.

Добавлю, что советский представитель Жуков-Вережников, входивший в состав комиссии, был главным медицинским экспертом на Хабаровском судебном процессе по делу бывших японских военнослужащих, обвиняемых в участии в бактериологической войне. В выводах этой комиссии показателен один из основных моментов: как опыт японцев по ведению бактериологической войны 1940-х годов был использован американцами в 1950-х — с теми же целями, а иногда и против того же противника.
Военный преступник Исии Сиро не просто избежал наказания за свои злодеяния. Его опыт и знания были востребованы американскими военными для бактериологической войны на Дальнем Востоке.
Международная научная комиссия по расследованию фактов бактериологической войны в Корее и Китае приводила многоговорящие факты (которые напоминают, например, ситуацию вокруг Центра Лугара в Грузии): «В некоторых случаях определённые виды насекомых никогда не были зарегистрированы в районах, где они теперь обнаруживаются в громадном количестве. Определённые виды по отдельным особям, посланные китайским экспертам как образцы из массы насекомых, найденных после пролёта американских самолётов, приведены в таблице». Это написано о Дальнем Востоке в 50-е годы, но в равной степени относится и к ситуации на Кавказе в 2010-х годах, к деятельности Центра Лугара.
Обратим внимание, что как в 1952 году, так и сейчас мировое сообщество с недоверием относится к информации учёных пострадавших стран. Ведь в этой преступной деятельности обвиняются Соединённые Штаты, которые априори не могут быть заподозрены ни в чем подобном. И обязательно найдётся пул специально подготовленных экспертов и учёных, которые призваны дезавуировать все эти разоблачения, доклады, весь массив фактов. Нужно сказать, что в тех странах, где появляются биолаборатории, Пентагон успешно обрабатывает, покупает учёных, работающих в соответствующих сферах. То есть в тех сферах, к которым «присасываются» и ведут свою дальнейшую деятельность американские экстерриториальные объекты.

Центральная Азия в интересах Пентагона

Журналисты поинтересовались у участников конференции, почему США «обходят вниманием» Таджикистан, где ничего не слышно о биологических лабораториях Пентагона. Глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович ответил: «Там нет официальной лаборатории США. Один из лабораторных объектов там был построен при поддержке Франции и используется для исследований американских военных, но через прокси-организации. В Нур-Султане (Казахстан) действует так называемый Международный научно-технический центр, который формально является исследовательской организацией, распределяющей гранты. По факту это форпост американской и британской разведок. Есть два публичных лица. Один из этих людей был долгое время функционером американской разведки, другой — действующий офицер британской военной разведки. Эта организация — МНТЦ — получает деньги от оборонных ведомств Британии и США и от своего имени оформляет различные исследовательские гранты в Таджикистане. В своих недавних публикациях я приводил конкретные примеры и номера грантов. Таким образом, формально удается обмануть таджикистанскую сторону. Формально в документах не звучат упоминания американской армии, но по факту ведутся исследования в её интересах».
Никита Мендкович сделал для участников конференции презентацию «Биолаборатории США в Казахстане и угрозы для региона». Эксперт напомнил, что за время работы военных США в Казахстане общей сложностью более 15 лет проведено не менее 28 исследовательских проектов, в которых участвовал 31 иностранных специалист. Преимущественно это военные биологи из США, Великобритании и Германии.
«В нашем распоряжении есть вполне официальный документ, который свидетельствует, что указанная лаборатория (в Алматы) выступала подрядчиком Центрального командования США на протяжении минимум трёх лет и, скорее всего, по сей день работает в таком качестве», — говорит Н. Мендкович. Он напомнил, что Центральное командование ведёт военные операции в Ираке и Сирии. В Иране оно признано террористической организацией (Центральное командование ответственно за убийство Сулеймани). «Собственно, документ этот случайно попал на публику, — объясняет эксперт. — Американцы его в рамках договорённостей передали немцам, а те его по ошибке рассекретили. В результате чего мы его можем прочесть».
Участвовали в конференции и несколько представителей Казахстана. Секретарь ЦК Коммунистической народной партии Казахстана, доктор исторических наук Дмитрий Легкий говорит, что в его стране деятельность американских биолабораторий замалчивается, но рано или поздно общественности придётся решать этот вопрос, а не просто дискутировать. Он акцентировал внимание на опасной тенденции: это проблема мирового масштаба, но ее пытаются перенести вглубь постсоветского пространства.
Сопредседатель Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов отметил серьёзное влияние западных консалтинговых компаний на правительство Казахстана. Местная элита ошибочно считает, что размещение референс-лаборатории и других объектов (таких как натовский военный центр обучения) является гарантией безопасности Казахстана. «Мы инициировали сейчас в рамках коммунистических и рабочих партий сбор подписей по запрету подобных объектов на территории бывших советских республик, — говорит Курманов. — Будем организовывать международные кампании».

Закавказье: в зоне особого внимания

Армянский эксперт по организации ветеринарного здравоохранения и борьбе с зоонозными болезнями Григор Григорян сделал обстоятельный доклад о том, как США целенаправленно подминали под себя область биологической безопасности в Закавказье. Приведём основные тезисы его выступления: «Всё, что происходит на территории постсоветского пространства, — это не спорадическое или экспромтное решение. Это стратегия, которая готовилась десятилетиями. <…> Огромное количество серьёзных технических документов, которые публиковало военное ведомство США, посвящено изучению санитарно-эпидемиологической, ветеринарной системы на территории Советского Союза. Если вы просмотрите их, то увидите, что опубликованы даже монографии с детальным описанием всех систем на территории всех бывших советских республик. Систем, которые являются основополагающими фундаментальными колоннами национальной системы биологической безопасности этих республик. И они же были несущими колоннами биологической безопасности Советского Союза».
В 90-е годы мало кто из учёных и политиков как в Армении, так и в других постсоветских странах обращал внимание на стратегию США для нового тысячелетия.
«В 1994 году вышел этот документ, „Стратегия вовлеченности в международные дела и распространение демократии в мире“, — рассказывает Г. Григорян. — Но в окончательном варианте „Стратегия“ была опубликована в 1998 году под названием „Стратегия национальной безопасности США для нового столетия“. И очень мало людей обратили внимание на такие незначительные изменения. Например, в отчете 1994 года говорилось: „Поддержание демократии за рубежом“. А в документе 1998 года — уже о создании демократии за рубежом».
Эксперт уверен, что это «создание демократии означает кардинальную трансформацию подхода к обеспечению национальной безопасности в целом и биологической безопасности в частности». Ведь в обоих упомянутых отчётах очень большое внимание было уделено стратегии биологической безопасности, и она рассматривалась как одно из основных направлений стратегии безопасности Соединённых Штатов. Он считает, что вхождение США в область биологической безопасности на территории постсоветского пространства в первой половине 90-х сопровождалось внедрением во всех государственных ведомствах программы Epi Info, разработанной CDC в Атланте.
Для государственной системы она стала официальной системой сбора информации. После того как это все произошло, уже в 2000 году, США в одностороннем порядке заблокировали протокол, предложенный для совместного мониторинга объектов биологической безопасности для того, чтобы проверять соблюдение положений Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении. Затем США в одностороннем порядке не признали Картахенский протокол, который предусматривал также запрещение использования ГМО, в том числе и вирусов.
«Если вы посмотрите приложение к протоколу, вы увидите, что микроорганизмы, в том числе и вирусы, предусмотрены этим Картахенским протоколом, — продолжает Г. Григорян. — И вот в 2001 уже было вторжение в Ирак под предлогом, что там есть биологическое оружие…»
То есть это была долгосрочная американская стратегия. И то, что происходит сейчас на территории постсоветских стран, — часть этой стратегии. «Когда у власти был второй президент Армении Роберт Кочарян, поползновения, конечно происходили, были предложения создать платформу для сотрудничества в области биологической безопасности, — вспоминает эксперт. — Но руководство страны было достаточно мудрым и умным, и оно прекрасно понимало, куда это приведёт. И только после того, как к власти пришёл Серж Саргсян, им (американцам) удалось внедриться на территорию Армении».
С 2009 года Армения официально является партнёром США по оборонной программе совместного биологического взаимодействия и участником Ассоциации безопасности Центральной Азии и Кавказа. Эта Ассоциация была создана в 2009 году. В неё входили Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан и Армения. Партнёрами выступали МИД Канады, Глобальная программа партнёрства, DTRA — Агентство по уменьшению угрозы безопасности Министерства обороны США, Министерство обороны Великобритании и Международный научно-технический центр (МНТЦ).
Американская экспансия сопровождалась многочисленными конференциями. Было проведено 20 тренингов, обучено 800 специалистов. С 2009 по 2019 год на средства министерства обороны США на территории Армении появились 12 медико-биологических лабораторий.
Специалистов готовили в рамках тренингов Ассоциации биологической безопасности Средней Азии и Кавказа, которая поддерживается в том числе и USAID, на средства которого были организованы курсы полевой эпидемиологии (для Закавказья их в основном организовывают в Грузии).
Григор Григорян указывает, что одно из реализуемых основных направлений — совместные биологические исследования, направленные на сбор информации о возбудителях и переносчиках особо опасных заболеваний, как заболеваний животных, так и зоонозных (инфекций, которые поражают и людей, и животных: передаются от животных людям и от людей животным). Это всё проводится в рамках новой концепции «Единое здоровье», появившейся в 2008 году.
«В рамках этой программы первое, что было сделано, — поставлены под контроль потоки информации, — объясняет эксперт. — Тут бы я хотел напомнить программу Epi Info, рекомендованную CDC во всех постсоветских странах. Две основные программы были внедрены во всех странах, где функционирует программа США по уменьшению биологических угроз: электронная интегрированная система отслеживания болезней и система контроля возможностей патогенов. Эти две системы взаимосвязаны. И они также взаимосвязаны с программой Epi Info. Так как они работают по аналогичному, если не по одинаковому программному обеспечению. Следовательно, можно предположить, что между этими системами есть неконтролируемый поток информации. А также вся информация, которая вводится в национальные системы контроля болезней в постсоветских странах, сразу же оседает в соответствующих ведомствах США».
После того как это всё было проделано в период с 2010 по 2013 годы, основными двумя американскими подрядчиками проводилось инсталлирование данных систем. И при этом происходили подозрительные вспышки болезней. «Это не доказательства, а логическое обоснование того, что программа биологической безопасности не такая уж и безобидная», — утверждает Г. Григорян.
В 2014—2015 годах была оснащена главная лаборатория санитарно-эпидемиологической службы в Ереване. После этого бывшие противочумные станции в Гюмри и Ереване были модернизированы, оснащены и приспособлены для отбора, хранения и транспортировки патогенов.
В январе 2017 года стартовала программа «Отслеживание бруцеллёза на территории Армении в рамках концепции „Единое здоровье“». Этот проект закончился в 2019 году. Была проделана — по рекомендации международных экспертов — вакцинация скота живой вакциной против бруцеллёза, мягко говоря, непозволительная в условиях Армении. И она способствовала образованию искусственных очагов инфекции как среди животных, так и повышению инцидентности этой инфекции среди населения. Г. Григорян видит в этом прямую связь.
«Я очень много выступал по этому поводу, — говорит эксперт. — Мы приводили доводы, что вакцинация живой вакцины в стране, где нет отслеживаемости скота, чревата непредсказуемыми последствиями как для эпизоотической ситуации (то есть здоровья животных), так и для эпидемиологической ситуации, поскольку мы имеем дело с зоонозом, агент которого используется и в биологической программе США, и в Советском Союзе тоже изучался. Это Brucella. Он классифицирован как агент биологического оружия. После этого проводились исследования по туляремии. Территория бывшего Советского Союза почти полностью (если взять Закавказье, Среднюю Азию) стационарно была неблагополучна по инфекциям туляремии, сибирской язвы, бруцеллёза, чумы. То есть любую вспышку можно прекрасно списать на активизацию природного очага, на то, что в Средней Азии люди едят сурков и т. д. Легенды есть. И любую вспышку можно прекрасно мотивировать этими легендами».
Мы задали эксперту вопрос: «Можно ли установить неприродный характер таких вспышек?»
Григор Григорян ответил: «В настоящий момент биотехнологии развиты настолько, что можно установить. Это дорого. Это будет рутинная работа. Но это можно сделать. Вопрос в том, кто заинтересован, чтоб это сделать. На настоящий момент ресурсы постсоветских стран в области биологической безопасности оставляют желать лучшего». А у стран, которые заинтересованы в том, чтобы выяснить, была ли эта вспышка искусственной, был ли это эксперимент или естественная вспышка циркуляции патогенов в природе, полно забот и без этого.
Эксперт напомнил об африканской чуме свиней в 2007 году в Грузии (он как раз работал там в рамках международного проекта).
«Когда это всё случилось, мы были в растерянности, потому что африканская чума свиней по своим клиническим признакам почти неотличима от классической чумы свиней, которая распространена на территории Евразии, — рассказывал он. — И территория Грузии, Армении, Закавказья в целом, там, где держат свиней, неблагополучна по классической чуме свиней. Поэтому мы вакцинируем всё поголовье. Когда началась эпизоотия, мы работали с грузинскими коллегами, старались понять.
В рамках этой программы сделали исследование. Мы провели исследование также на таможне. Потому что утверждалось, что прибыл груз сала из Китая. А в Китае в это время была вспышка трансмиссивного гастроэнтерита свиней (известного под названием „синее ухо“), который очень напоминает африканскую чуму свиней. Поэтому делается дифференциальная диагностика.
Мы поняли, что это не имеет никакого отношения к вспышке в Китае. Я до этого работал в Африке, был знаком с болезнью. Поголовье было вакцинировано против классической чумы свиней. А у специалистов — первым номером: если поголовье вакцинировано против классической чумы свиней и у него проявляются признаки, нужно подозревать „африканку“.
Когда я высказал предположение, что это африканская чума свиней, известные круги на территории Грузии (а Грузия в это время уже активно сотрудничала с соответствующими ведомствами США) очень возмутились: „Как так можно?! Это не африканская чума свиней!“
Национальная лаборатория Грузии, которая сейчас называется Центром Лугара, тогда ещё была просто центральной лабораторией. Руководство лаборатории объявило, что это трансмиссивный гастроэнтерит. Опровергли то, что я говорил, не согласились. Это была чисто техническая дискуссия.
Потом образцы пошли в национальную лабораторию Украины, которая в это время также активно сотрудничала с ведомствами США. Они оттуда подтвердили: „Наши грузинские коллеги правы. А этот эксперт не знает, что он говорит. Почему он говорит об африканской чуме свиней? Это трансмиссивный гастроэнтерит из Китая“.
И после этого мы предложили отправить образцы в референс-лабораторию в Великобритании, в Уэйбридже. Это было в конце мая. В июне направили. 5 июня Уэйбридж объявил, что это африканская чума свиней. До этого я имел беседу с моим старшим коллегой, ныне покойным грузинским профессором Бабакишвили. Когда я сказал, что это африканская чума свиней, он меня отозвал: „Сынок, ты прав. Это африканская чума свиней“. Я спросил: „А вы откуда знаете? Вы работали в Африке?“ Он сказал: „Нет. В 1977 году на территории Советского Союза была вспышка африканской чумы свиней в Гаграх. И я участвовал в ликвидации этой вспышки“.
Профессор Бабакишвили спросил: „Сынок, а откуда ты понял, что это африканская чума свиней?“ Я ответил: „Просто лимфатические узлы посмотрел“. Он сказал: „Ты прав, я тоже именно на них смотрю“.
Но тогда никто не хотел это признавать. Даже когда я предупредил, что надо закрывать границы, в Армении, моей родной стране, сказали: „Доктор Григорян, а откуда африканская чума свиней?“ И вот поэтому замешкались. Потом распространилось на территорию Армении, а потом из Грузии — на территорию РФ.
Так вот, этот штамм, который вызвал падеж свиней, циркулировал в Замбии и на Мадагаскаре. Между Африкой и Грузией не было торговых связей. Он не мог появиться просто так на территории Грузии. Его не могли по воздуху комары принести и тому подобное. На такую дистанцию он не переносится. Это уже было косвенное подтверждение антропогенного вмешательства. Мы не знаем, какого типа антропогенное вмешательство. Но одно очевидно: африканская чума свиней не могла попасть естественным путём на территорию Грузии».

Совпадения?

С 2017 по 2019 год на территории Армении внедрялся проект «Единое здоровье» по бруцеллёзу. Он имплементировался совместно с колледжем ветеринарной медицины США, университетом штата Луизиана, швейцарской консалтинговой компанией SAFOSO и национальным институтом здоровья Италии. В него вложили около 450 тысяч долларов. Эта программа завершилась, и сразу же начались новые проекты, в том числе по сибирской язве, туляремии, бруцеллёзу.
«В Армении сейчас действует консалтинговая компания, которая является подрядчиком Пентагона по программе биологической безопасности, — говорит Г. Григорян. — И вот этот подрядчик, который сейчас офис имеет в Армении, имплементирует различные проекты. Мы подозреваем, что под давлением этой компании и функционеров, которые очень часть приезжают в Армению, вся коллекция патогенных организмов была передана из различных институтов на централизованное хранение в Центр контроля по болезням, и оттуда образцы некоторых патогенов были вывезены на территорию Грузии. Мы можем судить об этом по публикациям. Например, два штамма чумной палочки, вывезенной из Армении: как они очутились на территории США, мы можем только гадать. Хотя вы знаете, что это особо опасный груз, он требует особого разрешения для того, чтоб его перевозить через границу. Мы об этом узнали только после того, как учёные США начали публиковать свои доклады о характеристиках чумных палочек, в том числе из Армении. Это свидетельствует о том, что они могли быть вывезены незаконно. И региональный центр, который координирует работу по биологической безопасности в Закавказье, находится в Грузии».
Эксперт приводит пример странных «совпадений», связанных с «шефством» Запада над биологической безопасностью. В 2012 году в рамках программы предоставили новое оборудование в главной инфекционной больнице «Норд».
«Сделали объявление: прекрасное новое оборудование для диагностики сибирской язвы. Буквально через неделю у нас беспрецедентная вспышка сибирской язвы среди людей. Никогда на территории Армении такой вспышки не было. 52 человека заражено только по официальным данным. У нас, естественно, были подозрения. Ну, а официальная версия — что они заразились от мяса и тому подобное. Было проведено эпидемиологическое исследование. Как это представили — другая история. Но было подозрение. И у нас есть серьёзные основания предполагать, что это была неестественная вспышка».
Второй пример: в 2017 году целое село заразилось туляремией. «Опять же — вдруг заразились, — рассказывает Г. Григорян. — Наши врачи сделали исследование и установили, что ни у грызунов нет туляремии, ни водные источники не заражены. И они сказали, что первый раз в Армении заражение произошло воздушно-капельным путём. В эпидемиологии туляремия — это чрезвычайно редкий случай. В основном возбудитель туляремии используется для аэрогенного заражения в качестве биологического оружия. То же самое происходило, когда из Косово выдавливали сербов в 1999 году. <…> Вдруг только они начали заражаться туляремией. <…> У нас есть веские основания утверждать, что это не была естественная вспышка. Это был эксперимент опробования боевых штаммов в полевых условиях».
В том же 2017 году Агентство по сокращению биологических угроз запустило проект на 6,5 миллионов долларов «Сеть летучих мышей Западной Азии». В проекте участвуют Грузия, Армения, Азербайджан и ещё 17 стран (в том числе Ближний Восток). Основной упор был сделан на изучение коронавируса. Сначала у программы по биологическим угрозам фокус был в основном на бактерии: чумная палочка, бактерии сибирской язвы, бруцеллёз.
С 2000-х годов начали внезапно появляться птичий грипп, свиной грипп. Привлекли внимание коронавирусы, поскольку большинство их зоонозны.
Эксперт объясняет: коронавирусы относительно безобидны, а как они стали патогенными — об этом приходится только гадать.
«До сих пор не найдено животное, от которого выделен новый коронавирус. Если нет животного, которое является хозяином вируса в дикой природе, нельзя утверждать, что этот вирус зоонозный. Совокупность информации, которой я располагаю, даёт основания заключить, что этот вирус не имеет естественного происхождения», — утверждает эксперт.

«Какие ваши доказательства?»

Григорян говорил также о том, что в отдельных случаях было прямое давление на специалистов Армении, чтоб они скрыли вспышку особо опасной инфекции. Но для того чтобы обвинять в открытой интервенции, нужны более веские доказательства.
Журналист из Казахстана Владислав Юрицын поинтересовался, какими должны быть эти доказательства, чтобы полностью изобличить Пентагон в злом умысле. Григор Григорян отвечает: необходимы лабораторные исследования, которые должны быть инициированы заинтересованными странами.
«Это должны быть лабораторные исследования по расшифровке генома вируса для того, чтобы доказать, что геном вируса, который инфицировал конкретную популяцию, коррелирует по таксономической базе данных с каким-то геномом, который был разработан в лаборатории Х».
Армянский эксперт сообщил, что он вместе с адвокатом Александром Кочубаевым отправлял письма с призывами расследовать деятельность лабораторий, в том числе в ООН.
Болгарская журналистка Ася Иванова-Зуан (одна из авторов нашумевших расследований о деятельности биолабораторий) говорит: «Планируется создание второй базы-кампуса в Центре Лугара для продолжения исследования биобактериологических агентов с военным назначением». Поэтому вопрос стоит о выработке механизма контроля. Журналистка верно заметила, что американцы грамотно выстроили свою деятельность, используя систему подрядчиков. И очень сложно напрямую обвинить США в проведении опасных исследований, поскольку эта деятельность замаскирована и прикрывается научными изысканиями.
Эксперт Никита Мендкович добавляет, что для получения документальных доказательств необходимо участие властей соответствующих стран. Например, для предоставления данных паспортного контроля, записей журналов въезда и выезда в экстерриториальные объекты. В подтверждении того, что биолаборатории Пентагона несут угрозу конкретному государству, должно быть заинтересовано само государство. Если оно, конечно, не заинтересовано в самоуничтожении.
А мы видим, что некоторые режимы, установившиеся после цветных революций в постсоветских странах, заточены как раз на последний вариант.
Александр Александровский

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
346

Похожие новости
01 декабря 2020, 18:56
01 декабря 2020, 18:56
02 декабря 2020, 12:00

 
03 декабря 2020, 18:28
03 декабря 2020, 18:28
02 декабря 2020, 08:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии